Фактический состав правоотношения как предмет доказывания

Локальный предмет доказывания

dark fb.4725bc4eebdb65ca23e89e212ea8a0ea dark vk.71a586ff1b2903f7f61b0a284beb079f dark twitter.51e15b08a51bdf794f88684782916cc0 dark odnoklas.810a90026299a2be30475bf15c20af5b

caret left.c509a6ae019403bf80f96bff00cd87cd

caret right.6696d877b5de329b9afe170140b9f935

Классификация фактов, составляющих предмет доказывания.

Фактический состав правоотношения как предмет доказывания.

Предмет доказывания в гражданском процессе.

Лекция № 2.

Вопросы:

1. Фактический состав правоотношения как предмет доказывания.Объем фактов, подлежащих доказыванию по каждому виду судопроизводства, различен, как и источники формирования предмета доказывания, роль суда и степень его активности в собирании доказательств, обосновывающих факты предмета доказывания.

В ГПК РФ не прописано понятие предмета доказывания. Классификация фактов, составляющих предмет доказывания, вызывает научную дискуссию.

Судебные доказательства и весь процесс доказывания направлены на установление неоднозначных по материально-правовому и процессуальному значению фактов. Факты, являющиеся объектом познания суда и по своему значению делятся на четыре вида:

1) юридические факты материально-правового характера. Установление данного вида фактов необходимо для правильного применения нормы материального права, регулирующей спорные правоотношения, и разрешения дела по существу. Рассматриваемые в суде дела носят материально-правовой характер и для их разрешения необходимо установить те обстоятельства, которые представлены в нормах материального права.

2) доказательственные факты – обстоятельство, которое не входит в предмет доказывания, но косвенно способствует его установлению. Доказательственные факты являются выводными доказательствами.

3) факты, имеющие исключительное процессуальное значение. Данные факты важны только для совершения процессуальных действий. С ними связано возникновение права на предъявление иска.

4) факты, установление которых необходимо суду для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия. Эти факты необходимы для обоснования судом частных определений, то есть для выполнения мер профилактического характера.

Факты любой из перечисленных групп, прежде чем суд признает их существование, требуется доказать с помощью средств доказывания.

Предметом доказывания, согласно традиционно сложившейся точке, являются юридические факты – основания иска и возражения против него. Для обозначения всей совокупности фактов, подлежащих доказыванию, употребляется термин «приделы доказывания».

Некоторыми авторами предпринята попытка пересмотра понятия «предмет доказывания» как совокупности юридических фактов материально-правового значения, необходимых для правильного вывода о правах и обязанностях сторон и других лиц, участвующих в деле. По мнению Фаткуллина, любое обстоятельство, подлежащее познанию в уголовном или гражданском процессе, входит в предмет доказывания, так как любой факт должен быть познан и удостоверен судом в законном порядке.

Предметом процессуального доказывания должны признаваться все произошедшие и наличные юридические и доказательственные факты и обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

По мнению Решетниковой, предмет доказывания – совокупность обстоятельств материального и процессуального характера, установленных для правильного разрешения гражданского дела. Правильно определить предмет доказывания означает дать правильное направление всему процессу.

Признано, что предмет доказывания по гражданскому делу искового характера имеет два источника формирования:

1) основания искового заявления и возражения против него;

2) гипотезы и диспозиции норм материального права, подлежащих применению.

На первоначальных этапах доказывания нормы материального права определяются предположительно, на основе утверждений сторон. В результате утверждений сторон определяется объем фактического материала, подлежащего установлению судом. В гражданском процессуальном праве стороны не несут обязанности правового обоснования иска. Юридическая квалификация отношений сторон лежит в обязанности суда. Стороны могут не всегда ссылаться на факты, имеющие юридическое значение. Объем фактов, подлежащих доказыванию, в ходе процесса по делу может подвергаться изменению в связи с изменением основания иска, увеличением или уменьшением размера исковых требований. Реализация этих диспозитивных прав влечет изменение фактического состава, исследованного судом, и объема привлекаемых доказательств.

640 1

Юридические факты предмета доказывания обязан указать истец на стадии предъявления иска. В стадии подготовки дела к судебному разбирательству перед участниками процесса стоит задача уточнения фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

2. Классификация фактов, составляющих предмет доказывания.Классификация фактов проводится в целях более глубокого познания данного института, выяснения специфики доказывания отдельных составных фактов, выработки правил распределения обязанности по доказыванию. Существует две классификации юридических фактов предмета доказывания:

1) по признаку соответствия воле сторон:

· события. События не зависят от воли сторон процесса.

· действия. Действия носят волевой характер.

2) по признаку соответствия существующему правопорядку:

3) с точки зрения влияния на права и обязанности сторон:

порождающие права и обязанности;

прекращающие права и обязанности;

изменяющие права и обязанности;

препятствующие возникновению прав и обязанностей.

3. Локальный предмет доказывания.В процессе рассмотрения дела могут совершаться различные действия. При рассмотрении каждого ходатайства суд должен установить наличие определенных обстоятельств. Круг обстоятельств, подлежащих установлению для совершения определенных процессуальных действий, является локальным предметом доказывания. Отличия локального предмета доказывания и предмета доказывания можно провести по масштабности подлежащих установлению обстоятельств и по источнику их формирования.

Источник

Доказательства в судебном процессе

Рассмотрение и разрешение судебного дела состоят из определения предмета судебной деятельности; установления в результате доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела; определения прав и обязанностей лиц, участвующих в деле; разрешения дела по существу.

Суд не может разрешить ни одного дела, не выяснив его обстоятельств. В каждом конкретном случае он устанавливает юридические факты, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение и прекращение правоотношений, определяет спорные правоотношения (существует ли на самом деле то право, о котором просит истец; лежит ли на ответчике соответствующая обязанность, в чем именно она заключается). Деятельность суда направлена на познание сущности рассматриваемого дела, его юридического и фактического состава.

Для установления обстоятельств, которые суд не может непосредственно воспринимать, используются явления, воспринимаемые судом непосредственно и несущие ему информацию о фактах. Это судебные доказательства. Они являются средством опосредованного познания судом фактов, имеющих значение по делу.

Часть 1 ст. 55 ГПК РФ определяет доказательства в гражданском процессе как сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Аналогично определяет судебные доказательства АПК РФ (ч. 1 ст. 64) и КАС РФ (ч. 1 ст. 59).

Сведения об обстоятельствах дела могут служить доказательствами в суде только в том случае, когда они получены в порядке, предусмотренном законом.

ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ регламентируют форму, в которой могут быть получены сведения о фактах. Последние только тогда являются доказательствами, если установлены предусмотренными законом средствами доказывания. Так, абз.2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ закрепляет современную систему средств доказывания. Ее системообразующим фактором выступает цель доказывания, т.е. правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела.

Включение в АПК РФ иных документов и материалов как средства доказывания в арбитражном процессе определенным образом поменяло модель доказывания по арбитражным делам. В соответствии со ст. 89 АПК РФ иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном АПК РФ.

Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. Эти данные могут быть получены как в рамках процесса, так и вне его (например, заключение независимого эксперта). Иные документы и материалы могут представляться сторонами и другими лицами, участвующими в деле, по их ходатайству истребоваться судом. Иные документы и материалы для приобретения статуса доказательства должны быть приобщены к материалам дела на основании определения суда. Отказ суда в допуске таких доказательств должен быть мотивирован и может быть обжалован лицами, участвующими в деле, в апелляционном порядке. Таким образом, иные документы и материалы — это документы и предметы материального мира, содержащие сведения, имеющие значение для установления по делу обстоятельств, подлежащих доказыванию, которые представлены участниками судопроизводства и приобщены к материалам гражданского дела.

Помимо процессуальных требований к форме доказательств, они также должны отвечать признакам относимости и допустимости.

Судебными доказательствами могут быть лишь сведения о фактах, подтверждающие наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. Относящимися к делу являются те фактические данные, которые служат средством установления обстоятельств, значимых для дела. Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 59 ГПК РФ, ст. 67 АПК РФ, ст. 60 КАС РФ).

Доказательство считается относящимся к делу тогда, когда между содержанием судебного доказательства и фактами, подлежащими установлению, имеется объективная связь. Решение вопроса об относимости доказательств проходит в два этапа: 1) определение значения обстоятельства и факта, для установления которого используется доказательство; 2) установление наличия объективной связи между обстоятельствами, подлежащими установлению, и доказательством.

Немаловажное значение имеет признак допустимости доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Содержание и форма судебных доказательств неотделимы друг от друга. Относящиеся к делу факты не могут служить доказательством, если они не получены из установленных законом средств доказывания (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 61 КАС РФ).

Допустимость доказательств является одним из основополагающих начал представления, исследования и оценки доказательств на всех стадиях гражданского и арбитражного процессов. Поэтому допустимость доказательств правильнее рассматривать как принцип доказывания.

Процессуальные критерии допустимости доказательств в гражданском, арбитражном процессах, административном судопроизводстве следует рассматривать идентично. Процессуальная составляющая допустимости доказательств включает следующие критерии: 1) надлежащий субъектный состав лиц, осуществляющих процессуальные действия по доказыванию; 2) надлежащий источник фактических данных; 3) соблюдение процессуального порядка собирания, представления и исследования доказательств; 4) установленные законом пределы доказывания на стадиях судопроизводства.

Таким образом, допустимость доказательств подразумевает наличие материально-правовой и процессуальной сторон.

Денис Рябинин, адвокат НОКА «Хабаровский краевой юридический центр»

Источник

Кубанское агентство судебной информации

001 %20%D0%9F%D0%A1%D0%92 06.07.2020

факультета, заведующий кафедрой гражданского процесса

и международного права ФГБОУ ВО «Кубанский государственный

университет, доктор юридических наук, профессор, заслуженный

юрист РФ, почетный работник судебной системы

Тезисы лекции по дисциплине «Гражданский процесс»,

юридический факультет КубГУ, 2020-2021 учебный год

ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ И ИХ СУБЪЕКТЫ

1. Понятие и структура гражданского процессуального правоотношения.

2. Субъекты гражданского процессуального правоотношения.

3. Суд как основной субъект гражданского процессуального правоотношения.

4. Лица, участвующие в деле, как субъекты гражданского процессуального правоотношения.

5. Прокурор, участвующий в деле, как субъект гражданского процессуального правоотношения.

6. Лица, содействующие осуществлению правосудия, как субъекты гражданского процессуального правоотношения.

1.Понятие и структура гражданского процессуального правоотношения

Нередко право определяют как регулятор общественных отношений. На этот счет советский правовед А.В. Мицкевич писал, что «в самом широком смысле к правовым отношениям могут быть отнесены все отношения, так или иначе связанные с действием права в обществе»[1].

Ю.К. Толстой определял «правоотношения как особые идеологические отношения, возникающие в результате наступления предусмотренных правовой нормой юридических фактов, как отношения, при посредстве которых (через которые) норма права регулирует фактические общественные отношения»[2].

На похожих позициях стоит большинство современных теоретиков права, утверждающих, что правоотношения можно в самом общем смысле определить как общественные отношения урегулированные правом[3]. Посредством правоотношения происходит перевод объективного права, то есть общих установлений правовых норм в конкретные субъективные права и обязанности субъектов правоотношения.

Принято подразделять правоотношения на частные и публичные, материальные и процессуальные. Гражданское процессуальное правоотношение, являясь предметом гражданского процессуального права, относится к публичным процессуальным правоотношениям, носящим властный характер со стороны суда по отношению к другим субъектам данного правоотношения..

Учение о гражданских процессуальных правоотношениях имеет фундаментальное значение для науки гражданского процессуального права. И.В. Решетникова[4] в этой связи обращает внимание на то, что А.Х. Гольмстен определил науку гражданского процесса как учение о гражданско-процессуальном правоотношении, полагая, что главное внимание наука гражданского процесса должна обращать на центральное юридическое отношение, т.е. отношение между судом и спорящими сторонами, имеющее своей целью признание судом права одной стороны, принадлежащего, оспариваемого или нарушенного другой. Иные правоотношения также изучаются наукой, но они являются второстепенными, вспомогательными[5].

Позицию о том, что гражданские процессуальные правоотношения складываются исключительно в ходе рассмотрения и разрешения гражданских дел в судебном порядке и составляют предмет гражданского процессуального права в его традиционном понимании, разделяли и разделяют такие видные ученые-процессуалисты как Е.В. Васьковский[6], А.А. Мельников[7], Н.А. Чечина[8], Д.М. Чечот[9], М.С. Шакарян[10], В.М. Шерстюк[11], Ярков [12]и др.

Так, В.В. Ярков обоснованно отмечает, что отношения, складывающиеся между судом и участниками процесса при совершении процессуальных действий и урегулированные нормами гражданского процессуального права, называются гражданскими процессуальными правоотношениями[13].
В юридической литературе современного периода также утверждается, что гражданские процессуальные правоотношения имеют только правовой характер и существуют по общему правилу только в правовой форме. Этим они существенным образом отличаются от материально-правовых отношений. Например, семейные отношения возникают и существуют до и независимо от правового регулирования[14].

Поскольку применение права осуществляется всегда в рамках конкретных правовых отношений, то, как уже отмечалось, правоотношения в самом общем виде можно определить как общественные отношения, урегулированные нормами права.

Соответственно гражданское процессуальное правоотношение – один из видов правоотношений, оно представляет собой общественное отношение, урегулированное нормами гражданского процессуального права, субъектами которого в гражданском судопроизводстве при рассмотрении и разрешении гражданских дел являются суд как обязательный участник гражданского процессуального правоотношения и другие участники гражданского процесса.

Нормы гражданского процессуального права являются правовой основой гражданского процессуального правоотношения. Гражданские процессуальные нормы начинают работать и реализуется только в рамках гражданского процессуального правоотношения в гражданском судопроизводстве.

Что касается структуры правоотношения, то, как писал О.С. Иоффе, субъекты и объект, правомочия и обязанность – таковы основные элементы всякого правоотношения[15], поэтому проанализировать гражданское процессуальное правоотношение, как и любое другое правоотношения, наиболее эффективно через призму его основных элементов.

Исходя из этого, здесь в первом параграфе лекции мы намерены лишь обозначить и дать самое общее понятие об элементах гражданских процессуальных правоотношений. Что же касается субъектов гражданского процессуального правоотношения, то этот вопрос будет освещен подробно в последующих специальных параграфах.

Суд, лица, участвующие в деле, и лица, содействующие осуществлению правосудия, являются субъектами гражданских процессуальных правоотношений.

Объектом гражданских процессуальных правоотношений признается то, по поводу чего возникает это правоотношение и на что оно направлено. Например, восстановление права той стороны, у которой оно действительно нарушено и требует защиты[16].

Главными элементами гражданского процессуального правоотношения являются правомочия и обязанности его субъектов. С учетом того, что права и обязанности – основной исходный элемент права, содержание гражданского процессуального правоотношения возможно раскрыть только путем анализа процессуальных правомочий и обязанностей субъектов этого правоотношения.

Однако, права и обязанности представляют собой лишь меры потенциально возможного или потенциально должного поведения. Лишь реализуясь в процессуальных действиях субъектов процессуальных правоотношений, они получают свое реальное воплощение.

Для наглядности ниже приведена схема структуры гражданских процессуальных правоотношений[17].

%D0%A0%D0%B8%D1%81%D1%83%D0%BD%D0%BE%D0%BA1

2. Субъекты гражданского процессуального правоотношения

Под субъектами гражданских процессуальных отношений традиционно понимаются лица, которые являются носителями гражданских процессуальных прав и обязанностей, реализуемых ими в гражданском судопроизводстве. Как уже отмечалось, это 1) суд; 2) лица, участвующие в деле; и 3) лица, содействующие осуществлению правосудия. При этом две последние группы разделены в ГПК РФ с целью упорядочения отношений суда с участниками процесса.

Чтобы быть субъектом гражданских процессуальных отношений, необходимо обладать гражданской процессуальной правоспособностью и дееспособностью или правосубъектностью.

В силу ст. 36 ГПК РФ ПК РФ гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов.

Поэтому понятие гражданской процессуальной правоспособности, как правило, формулируется в качестве способности (возможности) обладать гражданскими процессуальными правами, нести гражданские процессуальные обязанности и быть участником гражданских процессуальных правоотношений[18].

Понятие гражданской процессуальной дееспособности закреплено в ч. 1 ст. 37 ГПК РФ, согласно которой способность своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю (гражданская процессуальная дееспособность) принадлежит в полном объеме гражданам, достигшим возраста восемнадцати лет, и организациям.

Исходя из этого, физическое лицо может быть полноправным субъектом гражданского процессуального правоотношения только с момента достижения совершеннолетия.

Для наглядности ниже приведена схема по участникам гражданского судопроизводства[19].

%D0%A0%D0%B8%D1%81%D1%83%D0%BD%D0%BE%D0%BA2

3. Суд как основной субъект гражданского процессуального правоотношения

Традиционно в теории права базовым элементом всякого правоотношения считается его субъект. Применительно к гражданскому процессуальному правоотношению его постоянным субъектом является суд. Процессуальных отношений без участия суда не бывает, его полномочия в гражданском процессе носят властный характер. Субъекты процесса не имеют взаимных прав и обязанностей. Все их взаимоотношения опосредуются процессом и судом.

На этот счет еще в 1917 г. Васьковский Е.В. обращал внимание на то, что «у тяжущегося нет никаких процессуальных обязанностей по отношению к противной стороне…»[20].

Как отмечал В.П. Мозолин, указанная особенность процессуального правоотношения легко объяснима. Необходимость обращения к суду за защитой своего нарушенного или оспариваемого материального права возникает лишь тогда, когда нет возможности сделать это иным путем. Поэтому заинтересованные лица и органы государства в гражданском судопроизводстве вступают в правовую связь лишь с судом, который один может удовлетворить их законные интересы[21].

Суд безусловно является системообразующим субъектом гражданских процессуальных отношений, поскольку только он всегда выступает как их обязательный участник, в связи с чем недопустимо говорить о том, что процессуальные отношения могут складываться без его участия между иными отдельными участниками процесса[22].

В.В. Ярков применительно к гражданским процессуальным правоотношениям совершенно верно обращает внимание на то, что «суд – обязательный участник этих правоотношений. Стороны, третьи лица, прокурор, государственные органы не состоят между собой в процессуальных отношениях. Эти отношения не могут возникать без участия суда[23].

Таким образом, суд как единый орган государственной власти, наделенный полномочиями по рассмотрению и разрешению гражданских дел, занимает особое место в системе субъектов гражданских процессуальных отношений. Его отношения с иными участниками гражданского процесса строятся на принципах властеотношений и непосредственно регулируются отраслевым процессуальным законодательством[24].

Представляется, что нельзя согласиться с позицией А.В. Юдина, рассматривающего председателя суда в качестве субъекта гражданских процессуальных правоотношений[25]. Как уже отмечалось, только суд является основным и обязательным участником гражданского правоотношения, поэтому распространение процессуального статуса суда на его председателя не представляется возможным.

Правильно пишет О.Н. Шеменева, что при упоминании суда как субъекта гражданских процессуальных правоотношений подразумеваются, во-первых, государство, действующее в рамках данных правоотношений через систему своих органов – судов в лице входящих в нее должностных лиц – судей, которые, в свою очередь, также (во-вторых) наделены комплексом процессуальных прав и обязанностей[26].

Нельзя не согласиться с А.А. Сайфутдиновой, обоснованно утверждающей, что в силу своего особого процессуального положения суд характеризуется как субъект, не имеющий материально-правовой заинтересованности в исходе дела, поскольку он не участвует в спорном правоотношении[27].

Суд как орган государственной власти рассматривает и разрешает гражданское дело. Но чтобы его разрешить, суд вступает в процессуальные отношения со всеми субъектами, имеющими личные интересы. Процессуальных отношений без участия суда не бывает. Одни лица сами, по своей инициативе обращаются в суд, другие – привлекаются или назначаются судом (например, ответчики, свидетели, специалисты, эксперты, переводчики).

Несмотря на множественность субъектов, процессуальной деятельности присуще внутреннее единство. Поэтому система гражданских процессуальных правоотношений предопределяется единством гражданско-процессуальной деятельности. Прежде всего, объединяющим началом является деятельность суда, с участием которого процесс возникает, движется и прекращается.

Хотя А.Т. Боннер еще в 1985 г. отмечал, что «не только суд детерминирует поведение участников процесса, но и последние, прежде всего стороны, во многом направляют деятельность суда»[28]. С учетом этого обстоятельства в литературе ставится под сомнение властный характер правоотношений между судом и участниками процесса в гражданском процессе. Как пишет М.А. Фокина, доктрина гражданского процессуального права отказалась от моделирования гражданских процессуальных отношений исключительно по типу «власть — подчинение». Поскольку обладатель субъективного материального права волен распоряжаться им по своему усмотрению, эта степень свободы должна сохраняться за ним и в судебном процессе[29].

Мы такой подход не разделяем, несмотря на то, что обладатель субъективного материального права действительно волен распоряжаться им по своему усмотрению, но в рамках именно материального, например, гражданского, субъективного права. В рамках же гражданского судопроизводства обратившийся за судебной защитой правообладатель нарушенного материального субъективного права приобретает статус истца – субъекта гражданского процессуального правоотношения, где другим (системообразующим, обязательным) участником является суд, которому как органу государственной власти ГПК РФ отведена руководящая роль (властеотношение) в гражданском процессе.

К тому же, как писал А.А. Мельников, в любой отрасли права можно обнаружить метод властных предписаний. Однако метод нельзя связывать лишь с одной особенностью отрасли права, необходим более широкий подход. В соответствии с этим было предложено понимать под методом правового регулирования органически единую совокупность важнейших юридических особенностей. В частности, содержание гражданских процессуальных правоотношений, отличающихся диспозитивностью процессуальных прав лиц, участвующих в деле, и активной ролью суда[30]. Что, как известно, является императивно-диспозитивным методом правового регулирования в гражданском процессуальном праве.

Возвращаясь к месту суда в гражданском процессуальном правоотношении, отметим правомерность высказанного в юридической литературе утверждения о том, что императивность характерна для отношений суда и других субъектов гражданских процессуальных правоотношений[31]. Поэтому гражданский процесс и относится к публичному праву[32].

Для наглядности ниже приведена схема по правовому положению суда в гражданском процессе[33].

%D0%A0%D0%B8%D1%81%D1%83%D0%BD%D0%BE%D0%BA3+


4. Лица, участвующие в деле, как субъекты гражданского процессуального правоотношения

Ст. 34 ГПК РФ не определяет понятия лиц, участвующих в деле, а лишь перечисляет. К ним ГПК РФ относит: стороны; третьих лиц; прокурора; лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц[34], а также вступивших в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. 4, 46, 47 ГПК РФ. К лицам, участвующим в деле, ст. 34 ГПК РФ относит и других заинтересованных лиц по делам особого производства.

Объединяющим признаком для всех перечисленных лиц является определенный юридический интерес в деле. Вследствие чего результат рассмотрения дела имеет для них определенное значение.

В целях реализации своих законных интересов лица, участвующие в деле, наделяются в процессе соответствующим объемом прав и обязанностей для того, чтобы оказывать влияние на исход дела. Права и обязанности лиц, участвующих в деле, изложены в ст. 35 ГПК РФ. В частности, лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; получать копии судебных постановлений, в том числе получать с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» копии судебных постановлений, выполненных в форме электронных документов, а также извещения, вызовы и иные документы (их копии) в электронном виде; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ).
В отношении обязанностей лиц, участвующих в деле, ГПК РФ в ч. 2 ст. 35, в частности, указывает, что они несут процессуальные обязанности, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Ст. 38 ГПК РФ установлено, что сторонами в гражданском судопроизводстве являются истец и ответчик.

Они являются главными среди лиц, участвующих в деле, без них процесс в исковом производстве невозможен. Гражданско-правовой спор между ними должен разрешить суд. При этом стороны пользуются равными процессуальными правами и несут равные процессуальные обязанности.

К лицам участвующим в деле, кроме сторон, относятся также третьи лица (ст. 34 ГПК РФ). В зависимости от степени заинтересованности третьи лица подразделяются на два вида:

1) третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора;

2) третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора.

Согласно ч. 1 ст. 42 ГПК РФ, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца, за исключением обязанности соблюдения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров.

Это обусловлено тем, что эти лица считают, что материальное право, по поводу которого спорят стороны, принадлежит им. Поэтому, чтобы они могли эффективно защитить свое право, закон и наделил их правами истца.

Вместе с тем, третье лицо отличается от истца тем, что оно вступает в процесс, уже начавшийся, само не начинает процесса. Кроме того, отказ третьего лица от своих требований не влечет прекращения производства по делу, как это имеет место в случаях отказа истца от иска.

В силу ч. 2 ст. 42 ГПК РФ при вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, рассмотрение дела производится с самого начала.

В соответствии с ч. 1 ст. 43 ГПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

Чаще всего участие в гражданском процессе третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, связано с возможностью предъявления к нему в будущем регрессного требования.

Согласно ч. 2 ст. 43 ГПК РФ при вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.

5. Прокурор, участвующий в деле, как субъект гражданского процессуального правоотношения

В части 3 ст. 1 Закона о прокуратуре[35] закрепляется участие прокуроров в рассмотрении дел судами, арбитражными судами на основании процессуального законодательства, в обжаловании противоречащих закону судебных постановлений.

По мнению Т.Н. Воробьевой, цель участия прокурора в рассмотрении гражданского дела обусловлена предназначением органов прокуратуры по надзору за точным и единообразным исполнением законов и направлена на выполнение им процессуальных полномочий. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве ограничивается определенными пределами, не позволяющими государству вмешиваться в частные судебные споры без достаточных оснований[36]. Деятельность по участию прокурора в гражданских делах не подпадает под какие-либо виды надзорной деятельности.

В настоящее время, как справедливо отмечает С.З., Женетль статус прокурора в процессе согласно ст. 34 ГПК ничем не отличается от статуса сторон по делу, третьих лиц, так как прокурор является лицом, участвующим в деле. В то же время это не совсем так, поскольку прокурор в гражданском процессе участвует в двух ипостасях и вправе: а) инициировать возбуждение гражданского судопроизводства; б) давать заключение по делу. Кроме того, у других лиц, участвующих в деле, нет предусмотренной законом обязанности осуществлять от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации с вытекающими отсюда функциями, среди которых значится обращение в суд в целях устранения нарушений, причиняемых несоблюдением законов[37].

В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования.

В ч. 3 ст. 45 ГПК предусмотрено обязательное участие прокурора по ряду категорий гражданских дел. В частности, прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных ГПК РФ и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий.

Помимо ГПК обязательное участие прокурора по отдельным категориям дел предусмотрено и другими федеральными законами. Так, в силу ст. 70 СК обязательно участие прокурора по делам о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав (п. 4 ст. 73 СК), об отмене усыновления (п. 2 ст. 140 СК), о восстановлении в родительских правах (п. 2 ст. 72 СК).

Прокурор, подавший заявление, не становится стороной по делу. Истцом в процессе является лицо, в интересах которого прокурор обратился в суд. Тем не менее, прокурор пользуется всеми процессуальными правами и обязанностями истца, за исключением тех, которые принадлежат истцу как субъекту спорного материального правоотношения. Прокурор не имеет права заключения мирового соглашения, к нему не может быть предъявлен встречный иск. Прокурор освобожден от уплаты государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела (ч. 1 ст. 89 ГПК), с него не могут быть взысканы расходы на оплату услуг представителя (ст. 100 ГПК) и компенсация за потерю рабочего времени (ст. 99 ГПК).

Прокурор имеет право отказаться от поданного заявления и выйти из процесса. Однако эти действия не влекут за собой правовых последствий, связанных с отказом истца от исковых требований. Рассмотрение дела продолжается, если лицо, в интересах которого подано заявление, или его представитель не заявит об отказе от иска, который будет принят судом в общем порядке (ч. 2 ст. 39, ст. 173 ГПК).

Таким образом, по действующему законодательству (в отличие от ГПК РСФСР) для продолжения процесса истцу нет необходимости заявлять требование о рассмотрении дела по существу. При отказе прокурора от поданного заявления основанием для прекращения производства по делу будет служить не отсутствие требования истца о продолжении процесса, а принятый судом отказ истца от иска (абз. 4 ст. 220 ГПК).

Для наглядности ниже приведена схема по задачам прокуратуры в судах общей юрисдикции[38].

%D0%A0%D0%B8%D1%81%204

6. Лица, содействующие осуществлению правосудия, как субъекты гражданского процессуального правоотношения

Т.В. Сахнова к лицам, содействующим осуществлению правосудия, относит свидетелей, переводчиков, экспертов, специалистов, отмечая в качестве объединяющих признаков данных лиц отсутствие заинтересованности к делу; вовлечение в процесс по инициативе (ходатайству) заинтересованного лица (общее правило) или суда (эксперт, специалист); преимущество процессуальных обязанностей перед процессуальными правами; участие в процессе для выполнения определенных функций (например, связанных с проведением экспертизы)[40].

На наш взгляд, к лицам, содействующим осуществлению правосудия, следует относить также представителей сторон и третьих лиц. Р.А. Ахмеров называет судебных представителей, наряду с переводчиками, лицами, содействующими лицам, участвующим в деле[41].

Профессиональное судебное представительство в гражданском процессе можно определить как возмездное оказание квалифицированной юридической помощи в виде выполнения процессуальных действий одним дееспособным физическим лицом, имеющим высшее юридическое образование, от имени и в интересах другого лица в целях правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела и получения наиболее благоприятного решения[43].

Принято считать, что в институте судебного представительства сочетаются две группы правоотношений: а) отношения между судебным представителем и доверителем, регулируемые нормами материального права; б) отношения между судебным представителем и судом, регулируемые нормами процессуального прав[45]. Хотя, как правильно отмечает В.Н. Ивакин, собственно представительскими являются лишь отношения между судебным представителем и судом[46].

Закон не называет свидетелей, переводчиков, экспертов, специалистов в качестве лиц, участвующих в деле. Они не имеют юридической заинтересованности в исходе дела. Следовательно, такие участники процесса оказывают суду содействие в правильном рассмотрении гражданских дел и установлении истины по делу.

Процессуальные права и обязанности указанных лиц разъясняются в судебном заседании.

Свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам возмещаются расходы, понесенные в связи с участием в судебном заседании. Кроме того, этим субъектам в некоторых случаях выплачивается денежное вознаграждение или компенсация (ст. 95 ГПК РФ).

Согласно ст. 69 ГПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

О свидетельских показаниях, правах и обязанностях свидетелей говорится в гл. 6 ГПК РФ “Доказательства и доказывание”. Свидетельские показания – наиболее распространенное средство доказывания в гражданском процессе.

В ГПК РФ отмечено, что при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (ч. 1 ст. 79). Инициатива о назначении первичной (основной) экспертизы принадлежит суду, сторонам и другим лицам, участвующим в деле. По собственной инициативе суд может назначить первичную экспертизу на этапе подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 150).

В ГПК РФ (ч. 1 ст. 80) содержатся требования к определению суда о назначении экспертизы, а также требования к составу заключения эксперта (ч. 1, 2 ст. 86). В определении суда о назначении экспертизы указываются: наименование суда; дата назначения экспертизы; наименования сторон по рассматриваемому делу; наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; фамилия, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы; предоставленные эксперту материалы и документы для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование стороны, которая производит оплату экспертизы. В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной УК.

Заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на вопросы, поставленные судом. Эксперт вправе включить в заключение обстоятельства, им установленные в ходе проведения экспертизы, которые, по его мнению, имеют значение для рассмотрения и разрешения дела и по поводу которых ему не были поставлены вопросы.

Согласно п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ[47].

В случае необходимости привлечения к участию в процессе переводчика или специалиста этот вопрос должен быть решен судьей при подготовке дела к судебному разбирательству (п. 8 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ). О привлечении переводчика и специалиста к участию в процессе суд выносит определение.

Председательствующий разъясняет переводчику его права и обязанности сразу же после проверки явки участников процесса (ст. 162 ГПК РФ), что обусловлено необходимостью исключить возможность негативных последствий, которые могут возникнуть в связи с незнанием лицами, участвующими в деле, языка, на котором ведется судопроизводство.

Согласно ст. 188 ГПК РФ суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества).

Задача специалиста в судебном заседании состоит в оказании содействия суду и лицам, участвующим в деле, в исследовании доказательств. Если из консультации специалиста следует, что имеются обстоятельства, требующие дополнительного исследования или оценки, суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства либо ходатайствовать о назначении экспертизы[48].

Председательствующий также обязан разъяснить права и обязанности специалисту (ст. 171 ГПК РФ).

Что касается секретаря судебного заседания, то мы разделяем точку зрения Чечот Д.М., который вообще не относил секретаря судебного заседания к субъектам гражданского процессуального отношения. Он считал, что субъектами гражданского процессуального правоотношения являются лица, “которые, обладая процессуальными правами и обязанностями, могут вступать с судом в отношения, регулируемые нормами гражданского процессуального права. Исходя из этого свидетель, например, является субъектом процессуального правоотношения, в то время как секретарь судебного заседания субъектом процессуального правоотношения быть не может, так как связан с судом отношениями, которые не регулируются нормами процессуального права”[49]. Поэтому, например, В.Н. Щеглов секретаря судебного заседания включал в круг должностных лиц суда[50].

[1] Мицкевич А.В. Правовые отношения в советском обществе // Общая теория советского права. М., 1966. С. 277.

[3] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юристъ, 1997. С. 479 (автор лекции Н.И. Матузов).

[4] См.: Решетникова И.В. Размышляя о судопроизводстве: Избранное. М.: Статут, 2019. <КонсультантПлюс>.

[8] См.: Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. С. 19.

[9] См.: Чечот Д.М. Участники гражданского процесса // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. С. 88.

[12] См.: Гражданский процесс: Учебник для студентов высших юридических учебных заведений,10-е издание, переработанное и дополненное, отв. ред. В.В. Ярков. М.: Статут, 2017. КонсультантПлюс.

[14] Гражданский процесс: Учебник для студентов высших юридических учебных заведений.10-е издание, переработанное и дополненное. отв. ред. В.В. Ярков. М.: Статут, 2017. <КонсультантПлюс>.

[15] Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. I. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Ответственность по советскому гражданскому праву. СПб.: Изд-во Юридический центр Пресс, 2003. С. 76.

[16] Щепалов С.В. Гражданский процесс: лекции / Под ред. Б.К. Таратунина, Е.С. Рочевой. М., 2013. С. 65.

[17] Князькин С.И., Юрлов И.А. Гражданский, арбитражный и административный процесс в схемах с комментариями: Учебник. М.:Инфотропик Медиа, 2015 <КонсультантПлюс>.

[19] Князькин С.И., Юрлов И.А. Гражданский, арбитражный и административный процесс в схемах с комментариями: Учебник. М.:Инфотропик Медиа, 2015 <КонсультантПлюс>.

[20] Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. Изд. 1917 г. М.; Краснодар, 2003. С. 222.

[21] Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении // Советское государство и право. 1955. № 6. С. 55-56.

[22] Гражданское процессуальное право России / Н.Д. Эриашвили, Л.В. Туманова, П.В. Алексий. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2015. С. 40.

[23] Гражданский процесс: Учебник / отв. ред. В.В. Ярков. – 8-е изд., пераб. и доп. М., 2012. С. 82.

[24] См.: Сайфудинова А.А. К вопросу о правовом статусе суда как участника гражданских процессуальных правоотношений // Арбитражный и гражданский процесс. 2019. N 10.

[26] См.: Шеменева О.Н. Суд как субъект гражданских процессуальных правоотношений // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2015. № 3. С. 76.

[28] Боннер А.Т. Соотношение властности и диспозитивности в развитии гражданских процессуальных правоотношений // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций / под ред. М.С. Шакарян. — М., 1985. С. 21.

[29] Фокина М.А. Современные тенденции развития системы гражданских процессуальных и арбитражных процессуальных правоотношений // Современное право. 2013. № 2. С. 87.

[31] «Размышляя о судопроизводстве: Избранное» (Решетникова И.В.) («Статут», 2019) <КонсультантПлюс>.

[33] Князькин С.И., Юрлов И.А. Гражданский, арбитражный и административный процесс в схемах с комментариями: Учебник. М.:Инфотропик Медиа, 2015 <КонсультантПлюс>.

[35] Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 07.03.2017) «О прокуратуре Российской Федерации».

[36] Воробьев Т.Н. Цели участия прокурора в рассмотрении судом гражданских дел // Современное право. 2017. N 5 <КонсультантПлюс>.

[37] Женетль С.З. Защита интересов неограниченного круга лиц в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 5. С. 10.

[38] Князькин С.И., Юрлов И.А. Гражданский, арбитражный и административный процесс в схемах с комментариями: Учебник. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

[42] См.: Гук В. А. Представительство в гражданском процессе: правозащитная функция и актуальные вопросы совершенствования законодательства // Юридическая наука и правоохранительная практика.2014. № 2 (28).С. 22–28.

[43] См.: Потапенко Н.С. Проблемы профессионального судебного представительства в гражданском процессе [Электронный ресурс] // Кубанское агентство судебной информации pro-sud-123.ru: юридический сетевой электронный научный журнал. 2017. № 1. С. 70-81. URL: http://pro-sud-123.ru/journals/2017/01/07_Потапенко_НС.pdf (дата обращения: 04.10.2020.)

[45] 1 См., напр.: Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф. Судебное представительство в гражданском процессе. М., 1964. С. 13.

[47] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 (ред. от 23.06.2015) «О судебном решении».

[49] Чечот Д.М. Участники гражданского процесса. М., 1960. С. 8.

[50] Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 41, 42.

Источник

Adblock
detector