Как упал самолет с хоккеистами

Катастрофа пассажирского самолета Як-42 с хоккеистами «Локомотива»

МОСКВА, 7 сен — РИА Новости. На борту находились 45 человек: команда ярославского хоккейного клуба «Локомотив» (37 пассажиров) и восемь членов экипажа. «Локомотив» направлялся в Минск, где на следующий день должен был сыграть с местным «Динамо» в своем первом матче сезона-2011/12 Континентальной хоккейной лиги.

В простых метеоусловиях самолет начал разбег на взлетно-посадочной полосе аэропорта. Во время разбега самолет выкатился за пределы ВПП и взлетел с грунта примерно в 400 метрах за ее торцом. Полет длился несколько секунд. Самолет набрал высоту не более 5-6 метров, затем столкнулся с антенной системой курсового радиомаяка (КРМ), расположенной в 435 метрах от торца ВПП и имеющей высоту около трех метров, с контейнером КРМ, затем с интенсивным левым креном столкнулся с основанием огней подхода (светосигнальная система аэродрома) и деревьями, ударился о поверхность земли примерно в 600 метрах от торца ВПП на берегу реки Туношонки и разрушился. Основная часть фрагментов самолета была разбросана на расстоянии 800-900 метров от торца ВПП.

Спортсмен, получивший ожоги 90% тела, был доставлен в Институт хирургии имени Вишневского в Москве, где скончался 12 сентября. Сизов на следующий день после катастрофы был отправлен в реанимацию НИИ скорой помощи имени Склифосовского в Москве с множественными переломами ребер, оскольчатым переломом бедра, проникающим ранением головы с повреждением головного мозга и ожогами 15% тела. Состояние пациента было крайне тяжелым.

7 сентября Межгосударственный авиационный комитет (МАК) сформировал комиссию для расследования причин катастрофы. Ространснадзор приостановил эксплуатацию самолетов Як-42 у всех авиакомпаний, использующих эти машины. По факту катастрофы было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 263 УК РФ. Следствие рассматривало версии о неисправности самолета и ошибке пилотирования.

9-11 сентября в Ярославской области были объявлены траурными днями.

В связи с гибелью основного состава «Локомотив» не выступал в КХЛ в сезоне-2011/12.

10 сентября в ледовом дворце спорта в Ярославле состоялось прощание с погибшими. В самом Ярославле были похоронены 14 человек, тела остальных были доставлены в другие города и страны. Среди погибших были граждане Украины, Белоруссии, Чехии, Словакии, Германии, Швеции и Латвии.

В начале октября 2011 года Сизов успешно перенес пластические операции на лице и шее. 26 октября он был выписан и собирался продолжить профессиональную деятельность, но планировал отказаться от полетов.

Согласно полученным результатам, Як-42 был полностью исправен, взрывов и пожара на борту не было, внешние причины не влияли на взлет. Полет выполнялся днем в простых метеоусловиях, самолет был заправлен достаточным количеством топлива, к качеству которого замечаний не было. Взлетная масса, центровка, характеристики устойчивости и управляемости соответствовали установленным параметрам.

Отклонение штурвала было связано с тем, что пилоты не рассматривали возможность прекращения взлета, но в какой-то момент второй пилот отпустил штурвал. Его одернул командир. Тогда они уже вдвоем стали тянуть штурвал на себя с силой, превышающей допустимую. В результате судно свалилось на левый борт и разбилось.

В результате скорость самолета в конечной стадии взлета была ниже необходимой на 20 км/ч. Тормозящая сила в 8 тонн могла быть создана только при использовании системы торможения основных колес шасси. Комиссия предположила, что пилот не просто жал на тормозные педали, а упирался в них, вытягивая штурвал вверх. Кто именно тормозил во время взлета, установить не удалось (это мог быть и командир, и второй пилот). По мнению комиссии, пилот мог и не заметить, что нажимал на тормоз.

6 сентября 2012 года следствие предъявило обвинение бывшему замгендиректора по организации летной работы авиакомпании «Як Сервис» Вадиму Тимофееву в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта). По данным следствия, именно Тимофеев отвечал в компании за квалификацию летного состава и ее проверку. Следователи установили, что он допустил грубые нарушения правил безопасности при допуске экипажа к полету.

3 сентября 2012 года в Екатеринбурге был открыт памятник погибшим игрокам. Он представляет собой хоккеиста, который в левой руке держит клюшку, а правую приподнял на уровень груди, сжав пальцы в перчатке как бы в кулак, но не до конца. На груди у него эмблема «Локо», а на правом плече — цифра 37. На постаменте расположена табличка с именами всех жертв авиакатастрофы.

7 сентября, в годовщину катастрофы, были открыты мемориалы на Леонтьевском кладбище в Ярославле и на берегу реки Туношонка.

В августе 2013 года мэрия Ярославля сообщила, что средняя школа №9 будет носить имя своего известного выпускника — хоккеиста Ивана Ткаченко, погибшего в авиакатастрофе. В этой школе учились еще девять игроков команды: Михаил Баландин, Виталий Аникеенко, Андрей Кирюхин, Александр Васюнов, Никита Клюкин, Артем Ярчук, Даниил Собченко, Юрий Урычев, Максим Шувалов.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников.

Источник

«Это была команда мечты»: десять лет назад в авиакатастрофе погибли хоккеисты «Локомотива»

«Не дай бог стать свидетелем подобного»

7 сентября 2011 года в ледовом дворце «Арена-2000», где проходили все домашние матчи и тренировки погибшей команды, открылся III Мировой политический форум с участием президента России Дмитрия Медведева и иностранных делегаций более чем из 30 стран мира.

Александр Шиханов был начальником отдела информации и общественных связей УМВД по Ярославской области и писал о работе полиции во время форума. По его словам, события того дня он помнит почти поминутно: «16:02. Звонит журналист: «Правда ли, что в Туношне упал самолёт, на котором вроде бы летел «Локомотив»?» У нас, в Ярославле? Упал самолёт? Не может быть. Звоню в дежурку».

Спустя семь минут, в 16:09, оперативный дежурный подтверждает по телефону: в Туношне действительно упал самолёт. Шиханов с оператором выезжают к месту катастрофы. «Телефон разрывается, мы явно превышаем скорость, но наряды ДПС на протяжении всего пути от центра до аэропорта — в городе ведь был мировой форум — просто провожают нас взглядом», — вспоминает он.

От места падения Як-42 до домов на окраине посёлка — буквально 50 метров, продолжает Шиханов. Рухнувший самолёт чудом не задел жилые дома. Всё место падения было перепахано рухнувшим бортом и дымилось, осколки рассыпались на 100 метров вокруг, а хвост лежал в реке Туношонке — пожарные ещё заливали на нём огонь.

«На пригорке видна берёза, буквально срезанная самолётом при падении, и покосившийся столб линии электропередачи, похожий на обгоревший крест. Тела погибших — тут же. На них только бельё и носки, вся остальная одежда — видимо, из синтетики — сгорела, — рассказывает Александр Шиханов. — Молодые мужчины, высокие, прекрасно развитые, но сильно покалеченные, обгоревшие, лиц не различить из-под слоя копоти. Среди обломков белеют хоккейные свитера «Локомотива». Походив по месту аварии, понимаю, что это спасатели накрыли свитерами останки погибших. Не дай бог стать свидетелем подобного».

К пяти часам вечера областная дежурная часть полиции узнала от спасателей, что обнаружено 22 трупа. Всего в самолёте было 45 человек — восемь членов экипажа, 11 представителей тренерского штаба и почти весь основной состав ярославского «Локомотива».

«Выходим за красно-белые сигнальные ленты. Около наряда ОМОНа стоит высокий мужчина в тёмно-синей майке и, держась руками за голову, смотрит в сторону обломков, — вспоминает Александр Шиханов. — Знакомые говорят, что это отец нападающего Александра Галимова. В момент аварии он был на даче у друзей неподалёку от Туношны и, услышав о трагедии, сразу же прибежал сюда».

Многие из журналистов, работавших на форуме, к пяти часам тоже приехали в Туношну: новости об авиакатастрофе начали передавать съёмочные группы федеральных каналов, корреспонденты из Японии, Швеции, Польши, Великобритании. К семи часам вечера и полиции, и съёмочным группам стало известно о стихийном сборе в районе «Арены-2000» болельщиков «Локомотива». Ледовая арена была оцеплена на время проведения форума, но часть турникетов охране пришлось снять, чтобы пустить к спорткомплексу всех желающих выразить соболезнования близким погибших.

«Жена и сын поехали со мной. Хотели купить цветы, но в ларьках всё скупили до нас, — говорит Александр Шиханов. — Люди шли нескончаемым потоком. Ближняя к автобусной остановке стена «Арены-2000» стала стеной памяти: горы цветов, шарфы, хоккейные свитера, рукописные плакаты, фотографии, горящие свечи. Много плачущих: горе объединило всех».

К восьми вечера стало известно о двоих выживших на месте катастрофы: бортинженере Александре Сизове и нападающем «Локомотива» Александре Галимове.

26-летний Александр Галимов смог выбраться из-под обломков хвоста самолёта, но получил ожоги почти 90% тела. Его вытащили из воды живым и в сознании, сотрудники ОМОНа отвезли его в Соловьёвскую больницу. Затем Галимова перевели в Москву, где он скончался 12 сентября. Также сидевший в хвосте самолёта бортинженер Александр Сизов остался единственным выжившим.

Около девяти вечера порядка трёх тысяч хоккейных болельщиков начали стихийное шествие по улицам Ярославля. От стены памяти у «Арены-2000» фанаты двинулись по проезжей части улицы Гагарина к Московскому проспекту — это был первый «марш тишины» в память о погибшей команде. По словам Шиханова, болельщики не расходились до самого утра.

10 сентября в Ярославле состоялись церемония прощания и похороны погибших игроков, тренеров, врачей и администраторов «Локомотива».

«В тот день к «Арене» пришло не меньше 100 тыс. человек. Люди часами стояли под проливным дождём, чтобы пройти мимо гробов любимых игроков и положить цветы к их портретам. До сих пор помню море зонтов перед центральным входом комплекса», — добавляет Александр Шиханов.

Ожоги, несовместимые с жизнью

По факту крушения самолёта было возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта». Расшифровкой чёрных ящиков занимался Международный авиационный комитет.

Выяснилось, что самолёт выкатился за пределы полосы и взлетал уже с грунта, но спустя несколько секунд после отрыва от земли задел дерево, радиомаяк и рухнул на берег реки Туношонки. После падения и взрыва топлива Як-42 загорелся.

Эксперты выяснили, что от удара о землю 39 человек скончались на месте, ещё трое захлебнулись, упав в реку вместе с обломками фюзеляжа, а ещё двое, в том числе хоккеист Галимов, скончались от ожогов, несовместимых с жизнью: пламя охватило весь самолёт почти сразу, сгорели даже шины на колёсах шасси.

Экспертиза выявила в крови второго пилота Як-42 Игоря Жевелёва психотропный препарат фенобарбитал, при приёме которого к лётной работе не допускают. Второй пилот несколько лет наблюдался у невролога.

Осуждённым по делу «Локомотива» оказался заместитель генерального директора по организации лётной работы авиакомпании «Як-Сервис» Вадим Тимофеев, который, согласно материалам следствия, незаконно допустил к работе экипаж самолёта. Суд приговорил бывшего работника фирмы к пяти годам тюрьмы, но в связи с амнистией освободил мужчину в зале суда.

На данный момент и Вадим Тимофеев, и единственный выживший в авиакатастрофе бортинженер Александр Сизов проживают в Московской области и от общения со СМИ отказываются.

«Отцепили» от основного состава

«Нас троих — меня, ещё одного нападающего, Максима Зюзякина, и вратаря Никиту Ложкина, по сути, в последний момент «отцепили» от основного состава», — рассказывает RT экс-нападающий молодёжки ярославского клуба Иван Краснов. Он выступал за молодёжную команду «Локо», но успел потренироваться и с основным составом — спортсмен перешёл в КХЛ летом 2011 года и был с командой на спортивных сборах в Швейцарии.

«Потом весь август мы тренировались на базе в Ярославле, провели предсезонный турнир в Риге, и буквально за три дня до рейса в Минск мне сказали, что я пока туда не попадаю, но после выездной серии мы вместе продолжим работу», — вспоминает Иван.

После авиакатастрофы Иван Краснов отыграл ещё два сезона за молодёжку. На сегодняшний день нападающий завершил активную спортивную карьеру. «Тот «Локомотив» был не просто сильным — это была команда мечты, куда я очень стремился», — добавляет он.

Никита Ложкин на момент авиакатастрофы был вратарём молодёжной команды «Локо». Он тренировался вместе с хоккеистами из основного состава, а 8 сентября у «Локо» должна была быть игра с магнитогорскими «Стальными лисами».

«Это было начало сезона, я отдыхал дома, в Ярославле, готовился к игре. Моей девушке позвонили и сказали, что «Локомотив» разбился. Я, конечно, не поверил, лёг дальше спать. Но потом раздался второй звонок, и мы поняли, что это правда».

Узнав о случившемся, хоккеист сначала поехал в Соловьёвскую больницу, где врачи пытались спасти нападающего «Локомотива» Александра Галимова. «На тот момент Санька был ещё жив. Потом, конечно, мы с девушкой поехали к «Арене-2000». Там были все — вся молодёжка, болельщики, — вспоминает тот день Никита Ложкин. — Ясное дело, никакой игры со «Стальными лисами» на следующий день не было».

Команда «Локо» успела отыграть примерно половину сезона, а когда было принято решение восстановить «Локомотив», то вместе с другими игроками молодёжки Никита Ложкин перешёл в основной состав. В «Локомотиве» вратарь отыграл два года, затем перешёл в новокузнецкий «Металлург», успел поиграть за питерское «Динамо» и хоккейный клуб «Тамбов». Сейчас он продолжает играть в одном из региональных хоккейных клубов. Он женат и воспитывает сына.

В тамбовском хоккейном клубе Никита Ложкин встретил бывшего нападающего «Локомотива» Максима Зюзякина, который должен был лететь в Минск 7 сентября. В последний момент тренер заменил его на Александра Калянина.

На момент крушения Як-42 Зюзякин играл и за «Локо», и за основной состав. Именно Максим стал капитаном возрождённой команды после авиакатастрофы и расстался с ярославским клубом только в 2013 году.

Зюзякин сменил несколько региональных команд. Последним клубом, за который играл воспитанник «Локомотива», стал «Тамбов». В администрации клуба RT сообщили, что он временно ушёл из хоккея весной этого года после травмы и перенесённой операции.

Обновлённый бронепоезд

Экс-защитник ярославского «Локомотива» Михаил Пашнин был одним из тех, кто попал в восстановленный состав клуба после авиакатастрофы. По словам игрока, ему поступило несколько предложений, в том числе от столичного ЦСКА, но он сделал выбор в пользу ярославского хоккея.

«Поначалу было тяжело оправдывать ожидания, — вспоминает хоккеист. — Мы выходили на лёд и отдавались полностью, ведь по-другому было никак: фанаты всегда поддерживали нас, всегда был полный стадион, и это было здорово».

Хоккеист отыграл за «Локомотив» пять лет, затем играл за столичный ЦСКА и «Салават Юлаев». Вместе с защитником Егором Яковлевым, который также играл в возрождённом составе «Локомотива», Михаил Пашнин теперь представляет магнитогорский «Металлург».

Спортсмен говорит, что за пять лет в составе железнодорожников он успел построить в Ярославле дом и до сих пор периодически приезжает в город летом, чтобы встретиться с друзьями. «В Ярославле было хорошее время, одно из лучших. Всегда вспоминаю город и команду с теплотой, — добавляет он. — Раньше часто звал на ужин всю команду и персонал».

Президент Федерации хоккея России Владислав Третьяк рассказал RT, что память «Локомотива» увековечена в турнирах, которые проводятся в стране ежегодно, они посвящены как отдельным хоккеистам, так и всей команде.

«Состав участников самый разный: спортивные школы, ветераны хоккея, друзья игроков, болельщики. За прошедшие десять лет наша федерация проводила в Ярославле домашние матчи сборной России против сильнейших команд Европы», — отметил президент ФХР.

По словам главы ФХР, в мае 2012 года, когда сборная России оформила десять побед в десяти матчах чемпионата мира и выиграла золото, ту победу прямо на пресс-конференции посвятили «Локомотиву».

«И это правильно. В погибшей команде было много парней, достойных выступать в сборной на чемпионате мира, — добавил Владислав Третьяк. — В этом году впервые «Локомотив» сыграет матч чемпионата России 7 сентября. Раньше на годовщину трагедии матчи не назначались, но теперь это сделано по просьбе ярославского клуба — чтобы почтить память погибшей команды».

«Стал защитником, как папа»

Антон, сын погибшего вместе с командой врача «Локомотива» Андрея Зимина, на момент авиакатастрофы был в Тюмени, где выступал за местный хоккейный клуб «Рубин». «Тогда ко мне как раз приехали друзья из Ярославля в гости. Им позвонили и сказали, что упал самолёт с командой. Спустя несколько часов я уже был в Ярославле», — вспоминает хоккеист.

Вместе с матерью спортсмен был на церемонии прощания в «Арене-2000» и на похоронах. По словам Антона Зимина, иностранных хоккеистов и новичков сезона лично он не знал, но почти весь погибший административный штаб — массажисты Юрий Бахвалов и Александр Беляев, администратор Владимир Пискунов, методист Евгений Сидоров — знали его отца практически с университета.

«Отец работал в команде на момент моего рождения, я с самого детства ходил к нему на работу и смотрел, как тренируются взрослые дяди, — вспоминает Антон Зимин. — Как, наверное, и большинство детей, я хотел быть вратарём. Но папа сказал: «Или нападающим, или никак».

Почти всю карьеру Антон Зимин играл в Высшей лиге — за клубы Нижнего Тагила, Кургана, Тюмени. Четыре года назад он завершил карьеру, вернулся в Ярославль и сейчас работает тренером по развитию игроков молодёжных команд в системе «Локомотива». А три года назад хоккеем начал заниматься старший сын бывшего спортсмена.

«Приятно вернуться туда, где я практически вырос благодаря отцу, — делится Антон Зимин. — Когда ты с шести лет в раздевалках вместе с командой, ездишь на сборы вместе с командой. У меня был шанс продолжать играть. Но шанс вернуться в родной клуб, да ещё и на должность тренера молодёжки, выпадает очень редко».

Имя спортивного врача Андрея Зимина сейчас носит ежегодная международная конференция по спортивной медицине. Именно он оказывал первую помощь 19-летнему защитнику «Локомотива» Алексею Стонкусу после перелома позвоночника во время матча с магнитогорским «Металлургом». По сообщениям очевидцев, медик быстро распознал перелом при осмотре на льду и не позволил Стонкусу подняться самостоятельно, иначе спортсмен мог остаться инвалидом. После перенесённых операций защитник досрочно завершил карьеру и стал тренером.

Старший сын защитника Павла Траханова 18-летний Георгий перешёл из хоккея в футбол. Младший, 11-летний Алексей, вышел на лёд с пяти лет, а последний год тренируется в московской спортивной школе «Янтарь».

«Достала ему шлем, коньки, свитер старшего брата. Одели и поставили на лёд. Тоже стал защитником, как папа, — рассказывает мама Алексея Екатерина Траханова. — И играет в свитере с отцовским номером 3».

Как вспоминает Екатерина, когда младший сын ещё только пришёл в «Янтарь», у его команды была товарищеская игра с «Крыльями Советов» и на лёд вышли сразу два хоккеиста Траханова — за «Крылья Советов» на тот момент выступал и сын двоюродного брата Павла Траханова, Дениса.

«Паша всегда негласно с нами. До сих пор, к примеру, за рулём едешь — и дети такие: «Сейчас бы и папа так ехал!» — делится Екатерина Траханова. — Он любил скорость, её все хоккеисты, наверное, любят».

Павел и Екатерина познакомились, когда учились в одной в спортивной школе, где будущая жена хоккеиста занималась художественной гимнастикой.

«Практически с окончания школы мы и вместе — мне было 18, а ему 19 лет. Так и прожили вместе 15 лет. Всё то время, что мы могли провести вместе, мы проводили по максимуму, — вспоминает Екатерина Траханова. — Замуж я больше не вышла: заменить Пашу невозможно, а того, кто будет хуже, мне не надо».

По воспоминаниям вдовы хоккеиста, пик карьеры у Павла Траханова был уже позади, поэтому подписать контракт с клубом уровня «Локомотива» в солидном для профессионального спортсмена возрасте 33 лет считалось большой удачей.

В Ярославль Трахановы поехали вместе. По словам Екатерины, сумки с вещами для разъездов она практически не разбирала: как только муж получал новый контракт в другом городе, семья перебиралась следом за ним.

«Он только-только подписал контракт и съездил на первый предсезонный сбор «Локомотива», — говорит Екатерина. — Пашу ввели в команду, он со всеми познакомился, встретил там Мишку Баландина, с которым раньше играл в «Атланте». И вот в Минске должна была быть первая игра».

Накануне вылета команды в Белоруссию Екатерина с детьми вернулась в Москву, а о случившемся узнала от матери Павла, когда гуляла с сыновьями: «Дальше всё как в страшном сне. Опознавать Пашу не пришлось — его мама сдавала анализ ДНК. Тело отдали в закрытом гробу — после катастрофы от мужа мало что осталось. Я и сейчас бываю в Ярославле только раз в год — на ту самую годовщину. Первый год после катастрофы вообще не помню. Потом дети как-то помогли вернуться в прежнюю жизнь своими занятиями. Друзья поддерживали, ребята-хоккеисты, Пашин агент. Вытягивали, можно сказать: то в ресторан позовут, то ещё куда. Волей-неволей соберёшься, чтобы достойно выглядеть. Хотя бы на людях».

Источник

Невернувшийся «Локомотив». История жуткого крушения самолёта с хоккеистами

7 сентября 2011 года спортивный мир (да и не только спортивный) потрясла ужасная новость: под Ярославлем во время взлёта разбился самолёт с профессиональной хоккейной командой «Локомотив».

Фото © ИТАР-ТАСС / Владимир Смирнов

Трагедия, в которую до последнего не хотелось верить, случилась, когда команда вылетала из ярославского аэропорта Туношна в Минск на свой первый матч регулярного чемпионата КХЛ против «Динамо». Причиной страшной катастрофы, унёсшей жизнь 44 человек, по официальной версии следствия, стала ошибка одного из двух пилотов, управлявших воздушным судном Як-42 авиакомпании «Як-сервис».

«Локомотив» всегда считался и считается по сей день одним из топ-клубов КХЛ. Но в 2011 году железнодорожники не просто были крепким коллективом, а оценивались экспертами чуть ли не как главные претенденты на победу в Кубке Гагарина. Тогда в межсезонье руководство «Локо» провело отличную трансферную кампанию, прилично усилившись перед регулярным чемпионатом. Сплав опыта и молодости должен был принести «Локомотиву» желанный трофей, однако в том чемпионате клуб из Ярославля так и не выступил.

Ту команду собирали для победы в Кубке Гагарина. И она бы взяла трофей. Всё для этого было: опытный тренер, хороший состав, в котором были как состоявшиеся мастера, так и подающие большие надежды молодые хоккеисты, но уже способные на равных биться с лидерами КХЛ

Болельщик ХК «Локомотив»

Список хоккеистов и сотрудников клуба, погибших в авиакатастрофе под Ярославлем

Стефан Даниэль Патрик Лив, 30 лет

Александр Вьюхин, 38 лет

Виталий Аникеенко, 24 года

Михаил Баландин, 31 год

Роберт Дитрих, 25 лет

Марат Калимулин, 23 года

Карел Рахунек, 32 года

Карлис Скрастиньш, 37 лет

Павел Траханов, 33 года

Юрий Урычев, 20 лет

Максим Шувалов, 18 лет

Руслан Салей, 36 лет

Александр Васюнов, 23 года

Йозеф Вашичек, 30 лет

Павол Демитра, 36 лет

Александр Калянин, 23 года

Андрей Кирюхин, 24 года

Никита Клюкин, 21 год

Сергей Остапчук, 21 год

Павел Снурницын, 19 лет

Даниил Собченко, 20 лет

Иван Ткаченко, 31 год

Геннадий Чурилов, 24 года

Артём Ярчук, 21 год

Александр Галимов, 26 лет

Брэд Байрон Маккриммон (главный тренер)

Игорь Королёв (старший тренер)

Александр Карповцев (тренер)

Николай Кривоносов (тренер)

Евгений Сидоров (тренер-методист)

Юрий Бахвалов (техник)

Александр Беляев (техник/массажист)

Евгений Куннов (массажист)

Вячеслав Кузнецов (массажист)

Владимир Пискунов (администратор)

По официальной версии следователей, причиной крушения самолёта стала ошибка одного из пилотов, который во время взлёта по неизвестной причине стал жать на тормоз, не дав самолёту набрать нужную высоту. Есть и неофициальные версии. Одну из них на суде озвучил единственный обвиняемый по этому делу Вадим Тимофеев, который и был ответственным за допуск экипажа к полёту.

Герой России и пожар в двигателе: Что известно о крушении самолёта Ил-112 в Подмосковье

Я не верю, что пилоты в течение такого длительного времени жали на тормоза, и никто из лётчиков не верит

Ответственный за допуск экипажа к полёту

Не верит в вину пилотов и единственный выживший в катастрофе борттехник Александр Сизов. На суде он отметил, что никакого торможения во время разбега он не почувствовал. Кроме того, не было никаких странных и посторонних звуков.

В работе двигателя я не слышал ничего необычного, задремал, проснулся, когда кто-то громко сказал: «Почему не взлетает?» Я посмотрел в иллюминатор. Было видно, что самолёт движется. Через пять-семь секунд мы съехали на грунт, потом взлетели, но не плавно, а задрав нос. Оторвался от земли и завалился на бок. Дальше столкновение. И я потерял сознание

Ознакомившись и изучив все обстоятельства катастрофы, следователи вынесли свой вердикт, что именно Тимофеев совершил ошибку, допустив к полёту экипаж, который якобы не имел права пилотировать судно Як-42, так как не завершил переобучение на управление данным самолётом. В итоге Тимофеев был осуждён на пять лет лишения свободы, но его амнистировали прямо в зале суда. В дальнейшем клубами КХЛ было принято решение отказаться от перелётов на Як-42.

Спустя десять лет после трагедии истинная причина крушения так и неизвестна. Родственники погибших не верят в вину пилотов. По их просьбе было проведено независимое расследование с участием ведущего эксперта России по авиакатастрофам Валентина Дудина, а также лётчиков-испытателей первого класса Владимира Герасимова и Александра Акименкова. Эксперты пришли к выводу, что катастрофа произошла по причине, которая вызвана конструктивными и аэродинамическими недостатками самолёта Як-42. Специалисты считают, что если пилоты подняли судно в воздух, то изначально никакой аварийной ситуации не было.

Тогда, в далёком 2011 году, каждый житель Ярославля воспринял эту трагедию как собственную. С городом в те дни скорбела не только Россия, но и весь мир. Скорбят и сегодня, вспоминая тех мужчин, которые, садясь в самолёт, и подумать не могли, что больше никогда не выйдут на лёд, а этот полёт станет последним для них. Они ушли так быстро из этой жизни, но навсегда остались в команде «Локомотив» и в сердцах всех хоккейных болельщиков.

Источник

Adblock
detector