Царский тоннель гуниб как добраться

Природный парк Верхний Гуниб

Природный парк Верхний Гуниб расположен на горе Гуниб в Дагестане в 150 км от Махачкалы. Это особо охраняемая природная территория республиканского масштаба, имеющая историко-культурное значение.

Парк раскинулся на изолированном горном плато высотой от 1700 до 2352 м, поэтому представляет собой эталон природного биоразнообразия — на территории Гуниба естественным образом смоделированы все экосистемы и сообщества горного Дагестана.

Помимо растений, насекомых и животных, в парке находится несколько важных для истории Кавказа памятников. В том числе остатки русского военного укрепления — Гунибской крепости. Здесь была окончена Кавказская война, а также именно в Верхнем Гунибе был пленен знаменитый вождь и объединитель горцев имам Шамиль.

Туристы со всей России и из зарубежья приезжают в природный парк, чтобы взобраться на крепость, увидеть головокружительный панорамный вид на окрестности Гунибского водохранилища и развалины аула Верхний Гуниб. А если подняться на крепость вечером и остаться переночевать, то утром можно встретить невероятный по красоте рассвет.

60 45 blur

Погода

Климат на территории Природного парка считается уникальным. Сочетание альпийского и мягкого субальпийского климата определяет преобладание солнечной погоды. Даже если начинается дождь, то он быстро заканчивается и появляется солнце. По словам местных жителей, в Гунибе 300 солнечных дней в году.

Гостиницы Гуниба

Непосредственно в поселке Гуниб есть гостевые дома для отдыхающих. Приезжая, туристы совмещают полезное с приятным. Помимо знакомства с природными и историческими достопримечательностями, в определенных частях парка можно устроить пикник, пожарить шашлыки. На въезде установлен стенд с картой Парка и правилами посещения территории, где указаны места с беседками, мангалами и столами.

60 44 blur

Достопримечательности

На территории природного парка есть несколько объектов исторического культурного наследия. Большинство из них связаны с событиями Кавказской войны.

Беседка Шамиля

Ротонда была возведена над камнем, где сидел один из героев Кавказской войны — генерал-фельдмаршал Барятинский, когда Шамиль спустился к нему и признал, что силы не равны. На камне выбита дата пленения Шамиля. Рядом с беседкой установлен большой стенд с перечнем всех основных событий этой войны, начиная с 1832 г.

60 38 blur

В некоторых источниках беседка Шамиля называется Ротонда Барятинского. Сооружение было восстановлено в 2000-х годах после того, как исторический памятник взорвали ваххабитские экстремисты. Местные жители и туристы почитают это место как исламскую святыню, на дереве рядом с ротондой привязывают ленты и платки.

Царский тоннель

Под одной из вершин Гунибского плато под названием Калигег в честь приезда в Дагестан императора Александра I был вручную пробит тоннель, позволявший кратчайшим путем пройти через гору из долины Каракойсу в долину Аварского Койсу и затем в Хунзах. Его протяженность 103 м, ширина 4 м, высота 6 м.

Строительство было подиктовано соображениями безопасности — тоннель представлял собой запасной выход из Гуниба. Но считается, что причины носили еще и суеверный характер: существовало поверье, по которому царская особа не должна дважды проходить одним и тем же путем. Дорога, ведущая к тоннелю, носит название Царской.

60 45 blur

Царская поляна

На вершине плато расположена еще одна природная достопримечательность с интересной историей — Царская поляна. Во время визита Александра I здесь был дан торжественный завтрак для офицеров. Но в Гунибе не было мебели в нужном количестве, поэтому офицеров посадили на скамейки, установленные в вырытых траншеях, а в качестве стола выступили борта этих траншей. Царя же усадили на небольшом холме, который до сих пор возвышается на поляне.

Гунибская крепость

Укрепление на месте ожесточенных боев Кавказской войны построили после того, как был взят в плен имам Шамиль. В комплекс цитадели входит крепостная стена, закрывающая Гунибское плато с западной стороны, с верхними и нижними воротами, а также казарма. Протяженность стены 3 км, высота 5–7 м, толщина 1 м. Через каждые 1,5 м в стене сделаны щели-бойницы.

60 40 blur

Ворота Барятинского

Это ворота, которые находятся непосредственно на горном серпантине, переплетающем село сверху донизу. Сюда приходят, чтобы насладиться ошеломительными видами, открывающимися на горы и окрестности села.

Ворота Барятинского считаются верхними воротами цитадели.

Ворота Шамиля

Этот вход расположен сверху, над поселком, но считается нижними воротами. Ворота предназначены для защиты поселка от набега из глубины гор. Стена крепости, примыкающая к ограждению, сохранилась относительно неплохо, поэтому сюда часто отправляются не только чтобы полюбоваться природными красотами, но и за атмосферным антуражем для фотосессий.

Памятник «Белые журавли»

В Парке Победы в Гунибе в 10 минутах ходьбы от Ворот Барятинского установлен памятник «Белые журавли». Он был создан по мотивам песни «Журавли» на стихи Р. Гамзатова. На мемориале указано, что 1340 гунибцев не вернулись с войны 1941—1945 гг.

60 40 blur

Гунибский водопад

Между Воротами Барятинского и Беседкой Шамиля на реке Гунибка находится Гунибский водопад высотой 40 м. По популярности он уступает Салтинскому, но местные жители настоятельно советуют посетить это живописное место. От базы «Орлиное гнездо» до Гунибского водопада идти 2 минуты.

Природа парка Верхний Гуниб

В парке Верхний Гуниб воздух такой чистый, что даже те, кто не имеет проблем с органами дыхания, отмечают, насколько легче дышится в этих местах. Благодаря обилию солнца и отсутствию ветров, на территории парка можно встретить около 400 видов высших растений, 150 видов мха и 410 разновидностей лишайников. Из всего этого разнообразия в Красную книгу занесены 16 видов растений, 15 видов насекомых, 10 видов птиц. В окрестностях можно встретить яков. Но самой яркой природной достопримечательностью считается уникальный кавказский эндемик — береза Радде с корой розового или белого цвета.

Высшей точкой Гунибского плато является гора Маяк высотой 2352 м над уровнем моря. Под плато — пропасть, а вдали — снежные вершины Богосского массива.

Природа парка Верхний Гуниб на панораме Google-карты

Как добраться

До Гуниба можно добраться несколькими способами. Как правило, едут из Махачкалы. Расстояние по прямой из столицы Дагестана — 80 км, но горному серпантину получается 140 км. Дорога проходит мимо аэропорта Уйташ по трассе 217, затем поворот на трассу 82К — 011, по серпантину, мимо села Гурбуки, через поселок Леваши. Время в пути — около 3 ч.

На автобусе до Гуниба можно доехать из Махачкалы от Северного автовокзала. Расписание нужно уточнять на месте, так как отправление идет по мере заполнения маршрутки.

Если ехать до Гуниба от одного из курортов на Каспийском море, то удобнее добираться от Избербаша через Сергокалу и Леваши до поворота к Гунибу. Обогнув его, нужно проехать еще 7 км, повернуть с трассы направо к серпантину до самого поселка.

Схема проезда из Махачкалы до Гуниба на Яндекс. Картах

Из Махачкалы также можно доехать на такси, воспользовавшись услугами компаний «600», «777», Royal, Анжи, а также мобильными приложениями Яндекс. Такси, Uber.

Село и природный парк Гуниб на видео

Источник

По следам императора

Осенью 1871 император Александр II впервые прибыл в Дагестан в качестве главы российского государства. Царь намеревался проехаться по не так давно покоренному восточному Кавказу, чтобы посмотреть на свои новые владения. Что же увидела августейшая персона? «Тропа Александра II» и сейчас способна удивить даже избалованных туристов.

Махачкала: город у моря

a86bc02d7668d4dd44354334b6fe5083da558353

Александр II. Фотохроника ТАСС

Утром 6 сентября император сошел на берег Каспия в молодом, захолустном и мало заселенном Петровске. За 14 лет до визита в Дагестан царь сам подписал указ, согласно которому одноименному воинскому укреплению был присвоен статус города. Пожалуй, в современной Махачкале не осталось ничего от того провинциального Петровска, что предстал глазам Александра II. Не изменилось разве что Каспийское море, по нему пароход «Великий князь Константин» привел государя на дагестанскую землю.

Сейчас пассажирской навигации в Дагестане нет, но путешествия туристов по республике все равно чаще всего начинаются с Махачкалы, теперь уже суетливой столицы: туристы прилетают на самолетах, приезжают поездами и автобусами. Они гуляют по набережной, обедают в этно-ресторанах, закупаются в сувенирных лавках и обязательно заходят на городской рынок за местными деликатесами.

Сарыкум: удивительный бархан

fcddf3319986b1624a72e3e4498122af20b7526f

Фото: Алексей Данилкин

После Петровска Александр II направился в дагестанскую столицу того времени — Темир-Хан-Шуру (ныне Буйнакск). Путь его лежал через старую Кумторкалу, а значит, взору императора во всей красе открылась удивительная песчаная дюна — Сарыкум. Впечатлил ли Александра II экзотичный бархан, вопреки всем законам природы раскинувшийся посреди дагестанского предгорья, нам неизвестно. Нынешние же туристы, попав сюда, своих эмоций не скрывают: засыпают экскурсоводов вопросами и, открыв рот, слушают легенды об этих горячих песках. На бархане есть смотровая площадка, небольшой музей и даже больница для животных, как ее называют сами работники заповедника, — в соседних вольерах тут живут олени и волчата, ушастые ежики и павлины, сипы и филины.

Гуниб: живая история

В Темир-Хан-Шуре царя встретили парадами, хлебом-солью и колокольным звоном. Но задерживаться надолго он там не стал, провел протокольные встречи и продолжил путь, чтобы вскоре прибыть в высокогорный Гуниб.

6023b043e8e03ff494e946022656f843765d4256

Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС

Въезд в Гунибский район

Это село можно по праву считать главным пунктом царского путешествия. Двенадцатью годами ранее тут был положен конец организованному сопротивлению горцев русской армии. Гуниб стал последним оплотом лидера горцев в Кавказской войне имама Дагестана и Чечни Шамиля. Когда силы стали очевидно неравны, Шамиль сам спустился к генералу-фельдмаршалу Барятинскому и объявил, что сдается и противостояние окончено. Военачальник в это время сидел на большом камне. Валун стоит на том самом месте по сей день и зовется теперь камнем Барятинского. Находится он на небольшой полянке, которая после визита в Гуниб Александра II стала именоваться царской. Император выбрал ее как место для праздничного завтрака, куда пригласил солдат и офицеров, сельскую знать и почетных жителей всей округи. К завтраку на поляне вырыли неглубокие канавки — получилось некое подобие длинных столов и лавок, за которыми с комфортом уместились гости. Свой внешний вид поляна сохранила до сих пор.

592cf64e0958c4a32eeb717c7abefcd185ead90b

Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС

В Гунибе можно увидеть и крепостные ворота, им император сам дал названия: нижние велел назвать воротами Барятинского, верхние — Шамилевскими. Но туристы со всей страны едут в Гуниб, конечно, не только за историей, а больше за потрясающими горными видами и свежим воздухом. Кстати, от гор Александр II остался в полном восторге и гунибские ландшафты назвал «грандиозными картинами».

Рукотворный тоннель: захватывающее приключение

К приезду императора готовились тщательно. В горах проложили дороги, через реки перебросили новые мосты, а вблизи Гуниба прорубили тоннель прямо в скале. Строился он, в первую очередь, из соображений безопасности — как запасной выход из Гуниба. Кроме того, существовало некое суеверие: царским персонам дважды проходить по одной и той же дороге негоже. Перед тем как войти в тоннель, царская процессия пересела из экипажей на верховых лошадей и по крутому спуску отправилась дальше, к Карадахской теснине.

d25b296aa290de754ecebdfab2f0109ffdd7aea7

Фото: Антон Агарков

Тоннель этот сохранился по сей день, правда, теперь его облюбовали коровы, овцы и прочий домашний скот, бродящий по округе. Под прохладными сводами животные спасаются от летнего зноя. Идти по тоннелю некомфортно — ноги увязают в липкой грязи, а спуск к Карадахской теснине довольно крутой, поэтому в одиночку тут гулять не стоит. Туристам лучше взять проводника, либо идти в группе, которую сопровождают спасатели, на ноги надеть нескользкую обувь и прихватить треккинговые палки. Но, несмотря на все испытания, рукотворный тоннель, да и весь спуск к ущелью, пожалуй, самое интересное и запоминающееся приключение на маршруте императора. Величественная природа, прохлада скал, привалы у костра или в домах гостеприимных местных жителей — есть ради чего терпеть неудобства.

Хунзах: водопады и старый форт

Выйдя из Карадахской теснины, Александр II направился в Хунзах. В этом высокогорном селе есть чем заняться и туристу. Село — довольно популярная у путешественников точка на карте Дагестана. Оно известно своими водопадами, потрясающими горными пейзажами и Аранинской крепостью. В последней Александр II и провел ночь. Тогда это было совсем молодое фортификационное сооружение, где размещался гарнизон царской армии. Сейчас она ждет реконструкции, но тут расположены действующие военный городок для пограничников и военно-исторический музей.

Источник

Дорога в Гуниб

Аул Гуниб — последнее прибежище имама Шамиля — для Дагестана это место священно, примерно как для России Бородино. В Гунибе закончилася основной этап Кавказской войны, которая казалась людям в то время чем-то привычным и неотъемлемым.

Кто не был в Гунибе, тот Дагестан не видел, ибо он не прочувствовал крепость и силу страны гор, не прочувствовал тот дух, который закалил сердца горцев.

Гуниб в моей туристической программе по Дагестану был помечен № 1, однако попасть туда в первые дни по различным причинам не удалось. Впрочем, Гуниб мы посетили в любом случае. Дорога туда из Махачкалы занимает чуть менее 4-х часов, причём она сама тоже довольно интересная, поэтому здесь я хочу рассказать о тех аулах, которые мы видели по пути.

Рано утром мы выехали из Махачкалы в сторону Буйнакска. Мы — это я, моя спутница Валентина и Жабир Омаров (в одном лице гид и водитель).

Уходим с трассы в сторону гор. Машина, петляя по серпантину, поднимается вверх. Вдалеке синеет море, чуть ближе, словно горцы кепками, блестит крышами частных домов пригород Махачкалы.

Нам предстоит подняться на перевал Атлы-боюнский, что переводится с кумыкского как Шея лошади. Трасса проложена по старой дороге, которую на Кавказе называют Царской. В 1871 г. император Александр 2-ой прибыл на пароходе в Тарки, и далее отправился посмотреть покорённый Кавказ именно нашим маршрутом. На этом перевале случилось первое ЧП — размыло дорогу.

Пока её восстанавливали, местные кумыки предложили царю отведать шашлык из барашка. Царь вышел из кареты, посидел вместе с кумыками у костра, и после подарил пастухам 10 рублей серебром.

Гора Атлы укутана зелёным палантином листвы. Справа и слева можно видеть кавказский дуб, дерево не высокое, скорее напоминающее кустарник, но при этом очень твёрдое. По мере подъёма деревца и кустарники уступают место сочной траве, которая далее также исчезает. Влажный морской ветерок не может перебраться через горы, отчего за ними раскинулась долина, именуемая Кар-Кар (Мёртвая долина).

Жилья здесь на много километров практически нет, если не считать редкие АЗС и кафе, устроенные на месте бывших постоялых дворов. Впрочем, подобная полупустыня идеально подходила для пришедших в эти края кочевников кумыков. Этот народ второй по численности после аварцев. Кумыков считают потомками хазар.

Впереди наконец появляется посёлок Кафыр-Кумух. Каких-то особых достопримечательностей здесь нет, если не считать осколок скалы, возвышающийся возле речушки Шура-Озень. В начале прошлого века здесь стоял дом или скорее дворец одного кумыкского хана.

Ненависть народа к своим бекам и ханам выплеснулась наружу, и дворец после революции разобрали. Через какое-то время досталось и скале — её камень пошёл на строительные нужды.

Удивительно, но Кавказ это действительно какой-то особый мир. Прошлое здесь передаётся из уст в уста, никто ничего не записывает, но при этом все всё помнят.

Кафыр-Кумух соприкасается с селением Халимбек. Достопримечательностей здесь опять таки нет, но, тем не менее, аул достаточно известен, ибо здесь живёт Гусейн Магомаев — основатель школы боевых искусств «5 сторон света».

Гуссейн родился слабым ребёнком. Врачи ставили ему порок сердца. В далёких 70-х прошлого века, когда Гуссейн был юношей, в соседнем Буйнакске он залез в предназначенный для сноса дом, где нашёл древние еврейские книги. Одна из них была о японских боевых искусствах.

Каким-то образом парень сумел её прочитать и понять смысл. Он увлёкся, стал заниматься спортом, в результате чего порок сердца исчез. Далее Гуссейн Магомаев изучал другие единоборства, отчего со временем стал старшим тренером сборной России по карате.

Стрелочка на придорожном знаке указывает на Эрпели, там жил Ирчи Казак — известный кумыкский акын 19-ого века, один из основателей кумыкской литературы.

Памятник Арчи Казаку в Махачкале

Это последнее село на равнине, дальше дорога вновь поднимается в горы. Жара отступает, на склонах гор появляется лес.

Иногда возле трассы можно видеть ульи, которые сюда специально привозят и расставляют на всё лето. Виды вокруг удивительные и захватывающие.

Перед въездом в Гимринский тоннель пост охраны.

Наша машина ныряет в затемнённое нутро горы и движется по тоннелю. В сторону аула Гимры имеется небольшой уклон, на определённых расстояниях на случай ДТП устроены боковые карманы, как пустующие, так и заполненные всевозможной дорожной техникой.

Гимринский тоннель имеет длинну 4303 метров, пропускная способность 4 тысячи автомобилей в час. Строительство началось в далёком 1979. К 1991 году объект был почти готов, но по понятным причинам его законсервировали.

В октябре 2012 подземная дорога наконец-то была запущена в эксплуатацию, соединив с центром республики отдалённые горные районы.

Позже, уже в Москве, из новостей я узнал, что тоннель во время очередной спецоперации вновь закрывали, однако мы на тот момент никакого напряжения не почувствовали.

Трасса в толще Гимринского хребета пробита в чреве его самой высокой горы Исмаил-тау (2335 м). В прежние годы тропинка в Гимры проходила сверху через горы, по ней проезжали Александр 2-ой, художник Ф.Рубо, Л.Толстой и А.Дюма. Император, желая увидеть покорённый Кавказ, поднимался на самую верхнюю точку Исмаил-тау.

В наше время на гору также ведёт тропинка, однако люди в лес без особой нужды не ходят.

На другой стороне хребта более тёплый климат. Открывающаяся взору долина, петляя между склонов, спускается вниз. Она недоступна для холодных ветров и туч, но сами облака с интересом сюда заглядывают, царапаясь брюхом о вершины окрестных гор. Здесь на склонах долины растёт грецкий орех.

Жабир уверяет, что в тени этого дерева лучше не отдыхать, ибо у него плохая энергетика. Но отдыхать действительно некогда. Горный ветерок треплет за одежду, поторапливая двигаться дальше. Спускаясь вниз, видим маленький домик с зелёным куполом.

Сюда к зиярату Гамзат-бека приезжает большое количество паломников, среди которых много инвалидов. Верующие просят имама помочь им в различных бедах и проблемах. Следует соблюдать множество правил, прежде чем подойти к могиле имама. Мусульмане совершают омовение тела, читают молитвы.

Я человек другой веры, поэтому внутрь заходить мне запрещено. Садимся в автомобиль, и спускаемся вниз,

вновь петляя по живописному серпантину.

Первое что мы видим внизу — это блокпост напичканный обилием всякой воинской техники. Впереди на неком возвышении зажатый между двух гор аул Гимры — родной аул первого и второго имама Дагестана.

Гимры аул интересный, но неспокойный. Здесь часто проводятся всевозможные контр террористические операции. Впрочем, ситуация со всеми этими зачистками неоднозначная. Дагестанцы не один и не два раза говорили, что все эти спецоперации придумывают сами полицейские, дабы обозначать себя, получая чины, звания и награды.

Так это или нет, сказать не могу, однако замечу, что прошлое и настоящее всегда как правило, между собой тесно связаны, и дабы понять настоящее, нужно обязательно знать и понимать прошлое.

И в это время слух промчался

(Гласит преданье), что в горах

Безвестный странник показался,

Опасный в мире и боях

Итак, Гимры — это родной аул Шамиля Гимринского. Можно сказать, что именно отсюда вышла Кавказская война. Впрочем, предпосылки для неё были, и одного Шамиля обвинять во всех этих событиях никак нельзя, и в тоже время, если бы не Шамиль, война не была бы такой долгой и ожесточённой. Поэтому здесь на правах автора хочу, немного рассказать о тех событиях, дабы читатель понимал, кто есть кто.

О Кавказской войне существует множество самых разных исторических, а также литературных воспоминаний, в то время как биографию самого Шамиля написал А.Руновский, бывший приставом пленного имама в Калуге.

Фото Имам Шамиль 1859 г.

Шамиль поведал приставу массу всего интересного, такого, о чём царские чиновники и генералы даже не подозревали.

Именно от Шамиля в России впервые подробно узнали о различных направлениях ислама, о тонкостях горских традиций, о жизни и о борьбе самого Шамиля.

Имам Шамиль фигура исторически сложная и неоднозначная, и отношение к нему даже у самих дагестанцев различное. Как и любой исторический персонаж, образ Шамиля меняется в зависимости от дня сегодняшнего.

Так, например, в начале 50-х г. прошлого века безоговорочно авторитетный дагестанец Расул Гамзатов написал стихотворение «Имам», где назвал Шамиля чечено-ингушским волком.

Чеченцы и ингуши в этот момент находились в депортации, однако они подобной исторической трактовкой возмутились, ибо Шамиль, как и сам Гамзатов, являлся аварцем. Последний в переписке с ингушским писателем Базоркиным перед опальными земляками извинился. В любом случае, Расул Гамзатов посвятил имаму несколько стихотворений, где расценивает его деятельность крайне отрицательно.

В наше время образ Шамиля в Дагестане оброс неким ореолом романтики. Ему посвящено множество стихов, песен и картин. Его именем назван главный проспект в Махачкале.

Надеюсь, время всё расставит по местам. Ну, а я как автор постараюсь нейтрально донести события связанные с имамом, с поднятым им газаватом и с Кавказской войной.

Шамиль родился 7 июля 1797 г. в обычной горской семье в ауле Гимры.

В самом раннем детстве он был необыкновенно слабым ребёнком, причём изначально его назвали Али. Но у дагестанцев существовало поверье — если изменить имя, изменится судьба — так оно и получилось. Али получил новое имя — Шамиль. После этого его здоровье пошло на поправку.

С самых первых дней жизни он начал дружить со своим соседом по дому, будущим первым имамом Дагестана Гази-Магомедом.

Они сделались неразлучными друзьями вплоть до момента смерти Гази-Магомеда. Будучи юношей, Шамиль настолько натренировал своё тело и дух, что ему не было равных во всей Аравии по таким видам спорта как борьба, метание камня, фехтование, джигитовка, бег, прыжки в длину и в высоту. Как-то раз в родном ауле при большом скоплении односельчан Шамиль с лёгкостью перепрыгнул через палку, которую подняли на вытянутые руки два его товарища.

В юности Шамиль проявил интерес к учёбе, освоив грамматику, логику и риторику арабского языка, отчего в Гимрах он был почитаем за учёного человека. Дабы ещё более возвысить свой авторитет, Шамиль взял себе за правило читать вслух Коран ежедневно, приглашая на эти чтения всех желающих.

Однако мудрость юноши ничто по сравнению с жизненным опытом старца. Шамиль и Гази-Магомед, желая получить дальнейшие знания, сделались дервишами и отправились пешком по горским аулам в поисках учителя.

В те времена в Дагестане было два духовных лидера Джамалуддин Казикумухский и Магомед Ярагинский. Оба шейха дали друзьям уроки мюридизма, но при этом оба шейха проповедовали несколько разные направления ислама, которые имеют место быть и в наше время, поэтому в тонкости мы вдаваться не будем.

Джамалуддин Казикумухский автор множества религиозных книг, он происходил из рода самого пророка Мухаммеда, отчего носил имя Сейд. Джамалуддин терпеливо убеждал гимринцев, начав с себя, трудиться на ниве мирного распространения ислама. Алим по-отечески предостерегал от вооружённой борьбы с русскими, считая газават «делом невозможным и безнадёжным».

В свою очередь Магомед Ярагинский проповедовал неподчинение властям.

В то время делами Кавказа ведал Ермолов. Он планировал арестовать мятежного муллу. Однако за шейха своей головой поручился носивший звание русского генерала Аслан-хан Казикумухский, получавший царское жалование, но остававшийся при этом тайным врагом России.

Далее Алексею Петровичу пришлось оставить свой пост — по приказу из Санкт-Петербурга его сменил Паскевич, который стал делать всё наперекор своему предшественнику.

Если первый по любому случаю вешал горцам на шею свой ермоловский галстук, то второй вообще никого ни за что не наказывал. Допустим, происходит в горах убийство, или какое-либо другое нарушение закона. Пристав составляет бумагу, которую отсылает в Тифлис. После этого все ожидают решения по делу в течение нескольких месяцев. Горцам, привыкшим, что нарушитель адата должен быть наказан незамедлительно, стало казаться, что власть умышленно лишает их веками устоявшегося порядка.

Почувствовав все эти перемены, мулла из селения Яраги возобновил свои проповеди о борьбе с неверными, дав Шамилю и Гази-Магомеду благословление на вооружённую борьбу.

В этот момент наместника Кавказа Паскевича меняет барон Розен. Узнав о новых проповедях шейха, он посылает в селение Яраг конвой. Однако 53-летнему шейху удаётся бежать, и он надёжно прячется в горах.

Через месяц ему будет предложено принять участие в тайной сходке, на которой первым имамом Дагестана был избран Гази-Магомед — он автоматически стал повелителем всех мюридов. Фактически 1829 год можно считать началом второго этапа Кавказской войны, которая растянется далее на целых 30 лет.

Впрочем, её для Дагестана можно считать ещё и войной гражданской, ибо не все народы поддерживали борьбу против русских. Так, например, некоторые тюркские народы как минимум старались соблюдать нейтралитет.

Отметим, что сами горцы очень мало что знали о Коране и об исламе, и новому имаму убедить их в истинности задуманного не составляло труда. Впоследствии горцы говорили, что Кази-Мулла (Гази-Магомед) «своим языком буквально прилипал к их сердцам».

В первую очередь, дабы закрепить власть, Гази-Магомед решил овладеть сердцем страны гор — столицей Аварии — Хунзахом, ханы которого оставались верны России. Восемь тысяч его мюридов обложили древний аул со всех сторон. Одной половиной отряда командовал Шамиль, другую возглавил Гамзат-бек Гоцатлинский.

Бой был крайне жестоким. Видя, что защитники Хунзаха отступают, старая ханша Паху-Беке забралась на крышу своего дворца, и по древнему горскому обычаю сорвала с головы платок, призывая, таким образом, своих мужчин к стойкости.

Подобное возымело эффект. Защитники Хунзаха в момент преобразились, и нанесли газимагомедовцам жестокий урон, полностью отбросив их из аула. Последние едва-едва сумели бежать, оставив на поле боя знамёна, освящённые Магомедом Ярагинским.

Побитые своими соотечественниками, оставшиеся без мюридов, Гази-магомед и Шамиль решили спрятаться в родном ауле Гимры, куда для наведения порядка незамедлительно отправился один из отрядов царской армии.

Не желая ввязываться в бой и нести потери, командир отряда потребовал у старейшин выдать ему аманатов (заложников), а мятежников, как бездомных бродяг, выгнать из аула и обратно более не пускать.

Гимринцы беспрекословно повиновались, выдали из знатных семей аманатов, а проштрафившихся Гази-Магомеда и Шамиля из селения прогнали.

Это было крупной ошибкой. Если бы командовавший отрядом молодой поручик потребовал бы от старейшин — выдать самих виновников беспорядка — старейшины ему бы их беспрекословно передали.

В результате Гази-Магомед вместе с Шамилем спрятался в горах, и газават получил столь необходимую передышку. Причём, если верить историкам, сами они в тот момент находились в больших сомнениях по поводу праведности своей миссии.

Когда они прибыли в столицу Казикумуха, шейх Джамалуддин начал их призывать к покаянию. Но тут, если верить историкам, к изгнанникам подоспели заморские эмиссары с золотом на руках и с обещанием поддержки.

Далее ослеплённый злобой своего былого ареста шейх Ярагинский вновь прилюдно благословил Кази-Магомеда. Шейх опоясал его саблей и при этом сказал: «Руби измену! Руби беспощадно, даже если она прячется между листками Корана!»

Переведя на обычный язык алим (наставник) великодушно позволил Гази-Магомеду казнить всех подозрительных единоверцев, в том числе и представителей духовенства, если те рискнут высказать мнение, отличающееся от «единственно правильного» мнения имама.

Гази-Магомед вернулся в Гимры, где навёл свой порядок. Горское восстание вновь вспыхнуло с новой силой. На борьбу с восставшими был отправлен старый опытный вояка — полковник Клюге фон Клюгенау. Он по пятам преследовал имама, и наконец, в июне 1832 г. заставил его уйти в аул Гимры, ставший гнездом газавата.

Сюда также устремились другие отряды. По пути царские войска разорили около 60 аулов, и в сентябре 1832 г. перевалив через труднопроходимый покрытый лесом Качкалыковский хребет. Далее достигнув реки Сулак, они вошли в землю кумыков.

Мятежные Гимры были обложены со всех сторон. Бывший при отряде барон Розен в своём докладе весьма живописно описывает дорогу в Гимры, наполненную всевозможными узкими уступами, преодолеть которые можно было только пешком, причём сами гимринцы до этого утверждали, что русские могут попасть в их аул только в виде дождя.

Живой мост. Ф. Рубо 1892 г.

Далее русской пехоте предстояло атаковать три каменные стены, за которыми укрылись горцы. Описание этого боя можно найти как в горских, так и в российских источниках, поэтому буду краток. 17 октября царские войска пошли на штурм. Их лобовой натиск был отбит. Тогда солдаты полковника Пирятинского вскарабкались сбоку на гору.

Этот манёвр с другого фланга повторили чудо-богатыри Клюге фон Клюгенау. Гамзат-бек оборонявший ущелье вынужден был отступить — путь на Гимры был очищен.

Защитникам аула пришлось узнать, что такое штыковая атака — горцы дрались отчаянно, но сабля и кинжал никак не могут соперничать с винтовкой, на конце которой прикреплён длинный и острый штык.

Ф. Рубо 1891 г. Штурм аула Гимры

Под самый конец этого кровопролитного дня оставшиеся в живых 16 мюридов заперлись вместе со своим имамом в башне, которую солдаты сразу же обложили со всех сторон. Тогда имам решился на последний бой. Надвинув на голову папаху с шашкой наголо, он ринулся в свой последний бой и сразу был поднят на штыки.

Шамиль каким-то образом перепрыгнул через строй солдат, один из которых проткнул его штыком насквозь, но при этом сам Шамиль сумел-таки умертвить противника (вот где пригодилась его спортивная подготовка). Далее он сиганул вниз со склона, где лёжа на краю обрыва, притворился убитым.

Русские потери составили 470 человек (в том числе 41 чел. убитыми). Солдаты жутко устали, поэтому жив он или мёртв, проверять не полезли. Когда на горы опустилась чёрная ночь, Шамиль выбрался из-под завалов и ушёл.

Кази-мула за своё короткое время правления буквально оброс кровниками, отчего его родственники решили похоронить его не возле родного аула, а возле Тарков.

Горцы ожидали, что следующим имамом станет именно Шамиль, но Магомед Ярагинский (по авторитетному утверждению немецкого историка Ф.Боденштедта) без всяких разговоров назначил его соперника — Гамзат-бека.

Имея двадцатикратное преимущество, а также с помощью коварства, Гамзат-бек сумел-таки захватить вожделенный Хунзах. При этом были убиты не только прямые потомки ханов Аварии (читать Л. Н. Толстого «Хаджи-Мурат»), но и известный в тогдашнем мусульманском мире учёный Нур-Магомед Аварский, который в своё время был учителем Гамзат-бека.

Все сокровища аварских ханов попали в руки второго имама, который на эти деньги начал подготовку к полномасштабной войне. Однако новоявленному правителю Аварии развернуться не дали.

13 августа 1834 г. два джигита Осман и Хаджи-Мурат, руководствуясь законами кровной мести, зарезали Гамзат-бека прямо в хунзахской мечети, куда тот пришёл помолиться. Осман при этом погиб, а Хаджи-Мурат после сделался правой рукой Шамиля, что до сих пор заставляет историков спорить о причастности делу самого Шамиля?

В любом случае после Гамзат-бека имамом Дагестана стал Шамиль. Никто тогда не представлял, что у власти он продержится 25 лет.

Таким образом, аул Гимры во всей Кавказской войне сыграл некую мистическую роль. Здесь Шамиля могли выдать царским войскам, но не выдали. Здесь его насквозь проткнули штыком, а он остался жив.

Какое-то время мы стоим, и молча, смотрим на Гимры. Если бы позволяло время, я бы наверно облазил весь этот аул, а также окрестные горы вдоль и поперёк, поговорил бы со всеми стариками, обязательно постарался бы узнать какие-то подробности из жизни Шамиля. Однако время поджимает, нам нужно двигаться дальше.

Нашей спутницей является Аварское Койсу, напоминающая здесь вовсе не реку, а ручеёк. Чуть дальше Гимров она соединится с Андийской Койсу, и далее они образуют Сулак. Название говорит само за себя — вдоль Аварской Койсу испокон веков живут аварцы. При этом интересно, что слово «Койсу» переводится с тюркского как «баранья вода».

Проезжаем поворот на селение Унцукуль — именно там в своё время после ранения отлёживался Шамиль. Дальше дорога идёт резко вверх. За окном машины мелькает плотина гидроэлектростанции, и далее почти на 17 км. движемся вдоль необыкновенного по красоте Ирганайского водохранилища, кажется, что кто-то вылил сюда огромное количество синей-зелёной краски.

Строительство Ирганайской ГЭС было начато в 1977 г. В некоторых местах возле берега можно видеть торчащие из воды сухие деревья. Раньше вся эта местность утопала в садах.

Источник

Adblock
detector