Цепи на шее как рабство

12

[Интерлюдия 1]
Эти кадры словно из
Голливудского боевика
Сняты в одном из банков Самары
Преступник, не раздумывая нажимает на курок

[Переход]
Bitch, ха
Эй, эй

[Дроп]
Сквозь баб (Сквозь баб, Сквозь баб)
Спёр банк (Спёр банк, спёр банк)
Сбербанк (Сбербанк, Сбербанк)
Сбербанк

[Куплет 2]
Опа, ёпта!
Бабёнка с ребёнком
Походу при баблишке:
Оба в премиальных шмотках

Они поднимают в интернете по тридцатке (в месяц)
Ну-ка выворачивай лопатник (бесишь)
Скидывай в пакетик эти цацки, если ты не хочешь
Скопытиться по-дурацки (скррр)

Я ору на них капсом (эй):
«Будешь копить на лекарства (эй)
Доставай евро и баксы, лиры, рубли
По**й, даже пиастры»

[Дроп]
Сквозь баб (Сквозь баб, Сквозь баб)
Спёр банк (Спёр банк, спёр банк)
Сбербанк (Сбербанк, Сбербанк)
Сбербанк (Сбербанк)

P.S. Я горжусь этой работой и хочу сказать спасибо всем, кто принимал участие в его создании, без них ничего никогда бы не получилось.

P.P.S. Вам может показаться что я ёьнулся писать такие тексты, но я просто апельсин. ©Марат СКВОЗЬБАБ, ©mysongs.pro

sqwoz bab body language

Дополнительная информация

Понравился текст песни?
Напиши в комментарии!

Источник

ЧОКЕР. ЭЛЕГАНТНОЕ УКРАШЕНИЕ ИЛИ ПРИЗНАК ПОШЛОСТИ?

1570614786151924376

Ни для кого не секрет, что такое украшение как чокер находится на пике популярности уже долгое время. Практически у каждой современной девушки в шкатулке лежат от малого до большого количества разных видов данного аксессуара. Чокеры носят девушки разных возрастов, от школьного и до зрелого. Аксессуар украшает шею каждой третьей представительницы прекрасного пола. Но не все так положительно относятся к ношению этого украшения. Широко распространено мнение, что чокер – это не более, чем признак пошлости. в сети мужчины и женщины открыто высказывают свою неприязнь к девушкам, которые украшают свою шею таким образом. Откуда появилось такое мнение? Стоит ли приличным девушкам надевать чокер? На эти вопросы ответы найдутся в данной статье.

Казалось бы, что можно отрицательного увидеть в этом безобидном украшении? Ведь согласно истории развития чокера, ничего «криминального» в ношении этого аксессуара не было. Напротив, его носили такие известные личности, как Мерилин Монро, принцесса Диана, королева Норвегии Соня, а многие знаменитости всего мира, звёзды Голливуда на красную дорожку не выходят без чокера. Почему ношение прилегающего к шее аксессуара воспринимается как что-то неприличное?

Оказывается, в истории были периоды, когда чокер являлся далеко не модным элегантным украшением. Например, в древности так называемые «чокеры» надевали рабам. Они были выполнены из металла, и представляли собой скорее ошейник, на котором было написано имя хозяина раба и причина, по которой этот человек попал в рабство.

Так же, как уже упоминалось выше, с появлением множественных субкультур, чокер стал их незаменимой атрибутикой (например, чокер в виде ошейника с шипами как атрибутика готической субкультуры), а чуть позже вовсе стал символом БДСМ (латексные чокеры для показания отношений сабмиссива и доминанта) и гей-культуры, которые в 90-е годы воспринимались народом негативно. Поэтому представители более старшего поколения ассоциируют чокеры именно с этими явлениями, из-за чего и возникает неприязнь. Кроме того, существует информация, что якобы когда-то в 16 веке обладательницы древнейшей женской профессии носили чокеры для того, чтобы быть легко узнаваемыми, то есть, чтобы мужчина, увидев такой отличительный знак на девушке, понял, кто она есть и обратился к ней для оказания платных сексуальных услуг. Но этой информации верить не стоит, это всего лишь –миф, придуманный «чокероненавистниками» для того, чтобы максимально осквернить данный аксессуар.

Источник

Цепи на шее как рабство

Заточение в затхлой северной башне ничуть не огорчало леди Бренну. Наоборот, оно ее даже радовало.

Словно бросая вызов миру, она скинула на пол свое длинное свободное, шерстяное платье, уселась голой на трехногий табурет и, взяв одну из множества кистей, стала изучать свое отражение в зеркале.

Когда Бренна оказывалась одна, вдали от всех, кто проживал в замке, она наслаждалась тем, что может отказаться от той одежды, которая определяла ее судьбу, как пешки в войне мужчин. То, что девушка отказалась выходить замуж и настаивала на том, что хочет стать монахиней, не понравилось ее отцу.

Запах лавандового масла, распространившийся в воздухе с первыми мазками кисти по пергаментной бумаге, превратил ее комнату из тюрьмы в святилище. Здесь Бренна могла заниматься живописью, предаваться мечтам. Только здесь она была свободна от предрассудков, требований и обязанностей светского общества.

Из-под ее кисти скоро появился ее собственный образ – молодая рыжеволосая аристократка, сидящая в непринужденной позе.

Скрип отодвигаемого засова на двери спальни заставил ее вздрогнуть. Кисть соскользнула, и краска оказалась смазанной.

– Черт бы вас побрал! – выругалась она и стала судорожно искать, чем бы прикрыть набросок, чтобы тот, кто войдет, не увидел, кто является моделью. Она едва успела надеть свое длинное платье, чтобы прикрыть наготу. Табурет вылетел из-под нее и с грохотом перевернулся.

– Бренна, ты должна нам помочь!

В комнату ворвалась ее сестра Гвинет в серебристо-голубом свадебном наряде. На ее голове криво сидела огромная шляпа в виде бабочки, с которой свисала густая вуаль.

С бьющимся сердцем Бренна закрыла собой только что написанный портрет, подобно тому, как мать защищает своего ребенка. Ее сослали в эту башню год назад за то, что она хотела жить своей собственной жизнью и иметь шанс самой выбрать свой путь.

Она решительно воспротивилась отцу – отказалась выходить замуж и смело заявила, что все равно сбежит из дома и уйдет в монастырь. Если отец найдет ее эротические картины, он сожжет их вместе с кистями и красками. А если их, не дай Бог, увидит главный священник города, известный святоша епископ Хамфри, она сама сгорит на костре.

– Мой жених… Джеймс… свадьба… – лепетала Гвинет. Ее голос то и дело срывался.

Из ее тщательно уложенной прически выпали отдельные золотистые локоны, и было похоже, что Гвинет в панике сама их оттуда выдрала. Шляпа совсем съехала набок, а вуаль запуталась в волосах и висела на одной шпильке.

Бренна сунула кисть в кувшин с лавандовым маслом и, повернувшись к сестре, спросила:

– Разве свадьба не состоялась сегодня утром?

Она уже несколько часов прислушивалась к звукам свадебного ликования, которые должны были доноситься из большого зала, но было странно тихо, и она решила, что гостей было слишком мало, чтобы шум был слышен в ее башне.

– Папа… в лесах… рассвет… – С трясущимися руками Гвинет бегала по комнате. Она чуть было не споткнулась о большую доску с изображением Христа, которая лежала на полу для просушки, но даже не обратила внимания на картину. – Папа… оружие…

Бренна стиснула губы. Ее тревога по поводу того, что увидят ее эротические картины, была напрасной. Гвинет была слишком озабочена своими собственными проблемами, чтобы вообще что-либо видеть, тем более картины своей сестры.

– Успокойся, сестричка. Сделай глубокий вдох.

Но Гвинет схватилась за рукав платья Бренны. Ее тонкие пальцы выглядели довольно странно на фоне испачканной краской, поношенной одежды сестры.

– Папу захватили в плен! – наконец выпалила Гвинет. Бренна похолодела.

– Боже мой! Что случилось?

– Папа устроил засаду на пути свадебного кортежа жениха, и Покоритель взял его в заложники.

Джеймс Воэн, граф Монтгомери. Королевский пират, которому король приказал уничтожать контрабандистов и бунтовщиков.

– Черт возьми, – пробормотала Бренна и вздрогнула, вспомнив, как отец выпорол её в последний раз, когда она громко выругалась.

Бреши стиснула плечо сестры. Покоритель наказывал всякого, кто осмеливался сомневаться во власти короля Эдуарда. Говорили, что он уничтожал целые судовые команды и конфисковывал честный груз, убивая и воруя, – и все именем короля.

У Бренны с отцом были разногласия, но он все же оставался ее отцом. И она не хотела, чтобы он пострадал от рук какого-то чудовища.

– Папа хотел остановить свадьбу.

Паника, которая было охватила Бренну, вдруг сменилась яростью. Ее так долго держали взаперти, что она представления не имела о том, что происходит в их семье!

– Что за глупость! Какой же папа болван, скажу я тебе! Какого черта он устроил засаду? Я думала, он хочет, чтобы ты вышла замуж за графа.

«А ты всегда послушно делаешь то, что тебе говорят».

– Да, он хотел. Но я… я… – Слезы полились по бледным щекам Гвинет.

Бренна едва удержалась, чтобы как следует не встряхнуть сестру.

Бренна обняла сестру за плечи и усадила на свою широкую кровать. Все это время Гвинет не переставала плакать и что-то нечленораздельно бормотать. От нее исходили ароматы свадьбы – свежей лаванды, шелка и полевых цветов.

В сердце Бренны закралась ревность. Обе они отказались выходить замуж. Но для нее отец выбрал заточение в башне, а ради Гвинет он объявил войну!

Она постаралась отбросить в сторону зависть и посмотрела на вазу с ярким букетом наперстянки на своем столе. Это Гвинет принесла ей цветы, когда все о ней забыли.

Разве сестра виновата в том, что отец любит ее больше?

Гвинет продолжала всхлипывать и шмыгать носом, вытирая глаза.

Глядя в открытую дверь, Бренна обняла сестру и крепко прижала к себе. Сейчас был подходящий момент для того, чтобы сбежать. Она была готова к побегу, под кроватью лежала небольшая сумка с кое-какими золотыми украшениями, едой, баночками с краской и ее любимой тонкой кистью из кабаньего волоса. У нее было письмо от матери Изабеллы, настоятельницы монастыря, расположенного вблизи побережья на юге Италии.

Брат Гиффард, странствующий монах, устроил так, что она сможет попасть на любой корабль, отплывающий в Италию в конце недели. Путешествие, разумеется, было сопряжено с опасностью, но ее должны были встретить в порту, а потом она планировала остановиться в доме своего брата до того момента, когда она сможет добраться до монастыря. Если бы Натан заранее узнал о ее планах, он попытался бы остановить ее. Но если она появится у него без предупреждения, он вряд ли откажется ее принять. Готовясь к побегу, она уже много месяцев упражнялась во владении ножом, чтобы в случае необходимости суметь защитить себя.

Если она сейчас схватит свою сумку и выбежит из комнаты, пока дверь открыта и в замке переполох, она легко сможет скрыться. Сестра выйдет замуж за Монтгомери, отца освободят, а она исчезнет до того, как ее хватятся и поймут, что произошло.

Немного оправившись после своей истерики, Гвинет начала судорожно расстегивать перламутровые пуговицы на своем платье, не отрывая при этом взгляда от Бренны.

– Гвинет! Что ты делаешь?

– Монтгомери заявил, что повесит папу на закате, если я не соглашусь выйти за него замуж. Но я не могу. Ты должна помочь мне.

О Господи! Оторвав руки Гвинет от пуговиц, Бренна стала гладить их.

– Пожалуйста, сестричка. Монтгомери – граф, к тому же богатый. Выйти за него замуж не такая уж жертва.

Источник

Цепи на шее как рабство

blank

blank blank blank blank blank facebok vk2 liveinternet

Кто знает полный обряд «Цепь рабства»

Кто знает полный обряд «Цепь рабства»

Сообщение vlchica » 14 июн 2009, 23:42

Сообщение diador » 15 июн 2009, 00:35

Сообщение vlchica » 15 июн 2009, 00:54

Сообщение Зенгли » 15 июн 2009, 08:41

Сообщение vlchica » 15 июн 2009, 11:10

Сообщение Зенгли » 15 июн 2009, 11:13

Сообщение vlchica » 15 июн 2009, 11:18

Сообщение Зенгли » 15 июн 2009, 11:21

Сообщение Solvoy » 15 июн 2009, 12:51

Сообщение vlchica » 15 июн 2009, 13:25

Сообщение Solvoy » 15 июн 2009, 13:33

Сообщение vlchica » 15 июн 2009, 13:43

file.php?avatar=9331

Сообщение Дельфин » 15 июн 2009, 14:49

Сообщение blackkold » 15 июн 2009, 17:39

file.php?avatar=3046 1384542731

ответ

Сообщение zybr » 15 июн 2009, 23:04

Сообщение Solvoy » 16 июн 2009, 01:11

Источник

Читать книгу «Контракт на рабство» онлайн

— О, так это подарок владыке? — Маг с интересом взглянула на пленницу. — Красивая. Свежая. Даже жаль немного.

— Не болтай, делай. Я принесу ей одежду.

Телохранитель вышел, маг указала на стул напротив зеркала, приказала закрыть глаза, а сама разместилась позади, делая руками плавные пассы, словно расчесывая волосы невидимой щеткой. Регина ощутила щекотку, а спустя несколько минут почувствовала, что спину закрывают отросшие волосы.

— Можешь смотреть, — довольно произнесла маг. — Думаю, Лоренцо оценит. У тебя очень редкий оттенок, расплавленное золото. Да и сама ты красивая. Как тебя в бордель занесло?

Она отошла в сторону и уселась на подлокотник кресла, болтая ногой, обтянутой в серые замшевые штаны, и с улыбкой рассматривая Регину.

— Помогите мне! — в отчаянии зашептала та. — Меня похитили! Я только вчера приехала в город, и никогда не работала ни в каких борделях! Мое имя — Регина Торессо. Они схватили меня на улице! Прошу вас, помогите мне! Сообщите в полицию!

— Конечно, я тебе помогу, — кивнула маг. — Регина Торессо? Я сообщу кому надо, не волнуйся.

Дверь открылась, вернулся телохранитель. Маг соскочила с кресла и, раскланявшись, выскользнула из комнаты, успев на прощание подмигнуть Регине. Стало легче, теперь у нее есть шанс вырваться из западни, теперь есть человек, который знает, что с нею случилось.

— Одевайся, — на диван упал ворох одежды. — И собери волосы в косу.

К огромному облегчению Регины, это оказалась обычная одежда. Ну как обычная… Платье цвета золота, узкое сверху и свободное внизу, с высокими разрезами на бедрах. Лиф так плотно облегал грудь, что выпирали соски. Заканчивал наряд кожаный ошейник, украшенный золочеными пряжками. Белья и обуви не было. Регина оделась моментально, собрала волосы в низкую косу и почувствовала себя намного увереннее.

Она будет бороться! Она им еще отомстит!

— Думаю, наш подарок затмит все остальные, — довольно сообщил телохранитель своей госпоже, когда они сели в автомобиль. — Прикажете надеть на нее маску?

— Золотую маску и наручники. А ключик от них повесь ей на шею.

— Итак, Джипси Матиас, с этого момента начинается твое рабство, — усмехнулся телохранитель и защелкнул на запястьях Регины тонкие позолоченные наручники.

— Я не Джипси! — зло отчеканила девушка.

— Тебе хочется, чтобы в газетах появилось твое настоящее имя, малышка? — нежно проворковала вамп, и Регина поперхнулся готовыми сорваться с языка словами. — Вот и умница.

Лоренцо редко грустил, но сегодня он весь день предавался легкой меланхолии. Просто потому что ему так захотелось. Он лежал на высоком изысканном ложе и перебирал шелковистые волосы сидящего на полу раба-оборотня. Вампир недавно на нем кормился, и парень все еще пребывал в полубессознательном состоянии. Слаб. И кровь его не возбуждает плоть. Никчемный смазливый льстец, способный только ублажать.

Вампир оттянул голову оборотня назад так, что затуманенные серые глаза оказались напротив его лица.

Вчера его верный пес сообщил хозяину, что покидает его. И Лоренцо сдержал данное вожаку оборотней слово, он отпустил его, даруя ему и его своре свободу от служения. Отпустил… потому что негоже владыке города нарушать слово. Интересно, отпустил бы он оборотня, если бы не сестра Видальдаса, Дева без Имени? Принцесса фэйри, вторая наследница Темного Дола, красноволосая красавица, правая рука брата в извечной борьбе за власть в городе.

Да, Лоренцо помнит. Он не забудет.

…Алые волосы, намотанные на кулак. Алые припухшие полосы на белоснежной спине. Алая кровь, капающая из растерзанного запястья. Алые губы, стонущие имя Деймона. Алая гвоздика в лацкане белоснежного пиджака, забрызганного алыми каплями. Алые рубины ошейника на его шее… Лоренцо наклонился и поцеловал оборотня в лоб, а затем легко — одной рукой — свернул ему шею. Раздался характерный щелчок, и на пол упал улыбающийся труп.

Сидхе тоже хотели Деймона, но уступить им своего охранника и телохранителя — значит, расписаться в беспомощности, объявить во всеуслышание, что он не контролирует строптивого пса, а этого Лоренце позволить себе не мог. Он еще не настолько укрепил свою власть, чтобы рисковать репутацией безжалостного и холодного убийцы. Но… Деймон вернется. Он обязательно когда-нибудь придет к своему господину. Но вернется на своих условиях, в этом Лоренцо не сомневался. Ну что же, оборотень заслужил свободу, а Лоренцо — пятисотлетний вампир, он умеет ждать. «Саrо аmiсо, ты ведь помнишь, что я спас тебе жизнь? Ты мне должен», — последние слова Деймона перед тем, как поклониться и уйти.

Лоренцо томно улыбнулся и, потянувшись, взял с подноса виноград. Покрутил его в пальцах и со вздохом положил обратно.

Деймон назвал его дорогим другом. Это стоило запомнить. Ну а пока можно развлечься, заведя себя другую зверушку. Не такую строптивую, конечно. И сегодняшний вечер обещал много сюрпризов.

— Мой господин, — в роскошно обставленную спальню вошел секретарь. — Гости съезжаются.

Источник

Adblock
detector